Зулин

ВЕТЕР

⌠Что это, мама?■ -, спросила маленькая девочка, уже готовая заснуть. ⌠Это ветер, просто воет ветер■ -, сказала мама, и убедившись, что девочка заснула, погасила свет и вышла. Малышка спала, даже гранью своего сознания не понимая, как они с мамой были не правы┘ Ветер не выл, Ветер плакал, плакал всю долгую ноябрьскую ночь, плакал и под утро┘ Он вился по переулкам и проспектам, ища утешения он обнимал уличные фонари, но те, лишь, равнодушно смотрели на него своим помигивающим оком, и свет, тот свет, что казался Ветру таким тёплым и уютным, обращался в холодный и жёсткий свет звёзд┘ Глупый, он пытался разбудить тех, кого считал друзьями, с которыми играл два последних месяца, но они, когда-то бывшие жёлтыми и красными, весёлыми и суетливыми, вяло и словно бы нехотя поднимались, чтобы тут же рассыпаться. В прах. Откуда Ветру знать что такое смерть? И от этого он плакал ещё сильнее, разгоняя по чердакам продрогших котов┘ Зато Ветер знал одно, что он больше НИКОГДА не увидит камней мостовой (дом его бывших друзей), никогда не увидит вечно спешащих школьников, никогда не увидит бедного музыканта, что играл с самого утра на перекрёстке, никогда не больше не пронесётся по гулкой пустоте заброшенной церкви, где напротив входа был Лик, с глазами полными вечной усталости и печали┘ И он плакал, никогда не ведший счёт Времени, он понял кто есть истинный Бог этого Мира, и кого люди окрестили странным именем Смерть┘ ⌠Наверно, я должен покаятся■ -пришла мысль, но никаких прегрешений, кроме как шляпы, которую он в порыве веселья сорвал с одного господина, припомнить не смог┘ ⌠Вот куда ведут многоточия■ - вспомнив спор двух первоклассников, подумал Ветер. И тут же вспомнил их учителя, полного, добродушного старичка и его трубку с ароматным дымком┘ Он больше никогда не ощутит его чудесного запаха┘ Ветер направился в ту самую церковь и взглянул Лику в глаза┘ Плача он спрашивал: ⌠Зачем? Почему?■ И тут заплакало Небо┘ Но не так, как плакало всю осень, а белыми и холодными хлопьями┘ Ветру стало страшно, слёзы уже не капали, слёзы падали, падали маленькими жемчужинами, а Лик словно бы говорил: ⌠Умирать от Холода совсем не больно, это как заснуть, заснуть навсегда┘■. Лик закрыл глаза, впервые за шесть столетий, столетий полных усталости и печали┘ Потом Ветер ощути, как Холод подбирается к его груди, и вспомнил, вспомнил того парня с 17 улицы, что разговаривал с ним по ночам, и по его собственным словам ■хотел погрузить сердце в лёд■┘ Он всё тогда думал: ⌠Зачем?■ Теперь всё стало ясно┘ И Ветер вспомнил ту девчонку с кудрявыми длинными волосами, что он так любил развевать┘ Он всё понял, понял зачем парень вопрошал Небу, и просил Ветра подарить ему крылья┘ Он понял для чего жили эти существа именующие себя людьми┘ Ветер ощутил что что-то должен ему, этому странному парню, что читал стихи на крыше и целовал прядь волос той самой девчонки, и что смотрел на мир глазами столь же грустными, что и у Лика┘ Глаза Ветра сухо заблестели, как у больного лихорадкой┘ Он захотел смахнуть ту слезинку, что бывало скатывалась у него по щеке, когда он смотрел на ту прядку кудрявых, чёрных волос┘ Смахнуть и оставить себе┘ Оставить, как память, как доказательство того что есть Любовь в этом Мире, есть┘ Но не вышло, когда Ветер уже взбирался на крышу того дома по 17 улице, он почувствовал Холод в своём сердце. И умер. Совсем. Навсегда. А парень на крыше раскуривал свою трубочку, когда вдруг к ставшей уже привычной грусти добавилось чувство потери чего-то очень близкого и дорогого┘ По щеке прокатилась слеза, он смахнул её за бортик крыши, она замёрзнув ещё в полёте упала прямо на грудь лежавшего на холодной земле Ветра┘ В конце концов последнее желание надо исполнять, верно? Потом парень спустился с крыши и зябко поёжившись увидел странные льдинки √ синие, светящиеся┘ В форме капли┘ Он взял одну и побрёл куда-то┘ Погода стояла совершенно безветренная, шёл снег. Пришла Зима.