Алексей Сухой

Таймаут

...И мне еще можно пожить на этом свете
Е.Гришковец




Вот интересно: Почему когда мы начинаем рассуждать вслух или про себя таким неспешным речитативом, возможно еще и слушая при этом спокойную музыку, то подсознательно ловим себя на подражании Гришковцу? Разве он первым предложил такой формат изложения своих мыслей? Скорее всего - просто то, как он говорит и какими словами он говорит достигает самых отдаленных уголков души. Не зависимо от того - о чем он говорит.

Но я не Гришковец. И слава богу, потому что я - это я, и не дотянув еще чуть-чуть до середины ("сорокалетье взяв за середину", хотя кто сейчас уже помнит Визбора), меня вполне устраивает то, во что я превратился. Надеюсь - окружающих я тоже больше устраиваю, чем наоборот. Впрочем, я уже есть сформировавшееся нечто, которое меняется со временем, но основа моя неизменна при любом раскладе, так что всем остается только смириться с моим существованием.

Так вот, я таки не Гришковец, но городские пробки с некоторых пор тоже вводят меня в некое если не медитативное, то созерцательное состояние. И представляя себя белкой в колесе, морской свинкой или хомячком-легкоатлетом, сгоняющим жирок в ежедневной круговерти дел, мыслей, работы, быта, семьи, друзей и знакомых, вдруг вижу перед глазами картинку: колесо остановлено, на нем, свесив лапки, сидит уставший, слегка помятый хомяк и неспешно, со вкусом перекуривает.

А это всего лишь я попал в пробку. Причем не в такую, о которой говорят с ужасом - пять полос движения, все "стоят, гудят, с места двинуться хотят". Просто суровая тянучка на узенькой, чуть извилистой улочке, где все машины - и юркие матизы, и древние жигуленки, и барские лексусы - все выстроились гуськом и раз в 5 минут сдвигаются вперед на одну-две позиции. А время в этой неспешной очереди получается безраздельно мое, когда только и остается что перекурить, заняв голову мыслями. Но когда сигареты есть в наличии, за окном уютная погода, времени навалом и никуда на самом деле не спешишь, пробка не раздражает, а радио вдруг передает что то танцевально-душевное, вибрирующее как воздух весенним утром - то хочется не загружать голову мыслями, а наоборот, освободиться, открыться и в кои то веки впустить окружающий мир в себя. И как оказалось - этот мир еще очень даже ничего:.

Хорошо, что улочка не в районе новостроек. Да собственно и нет в новых районах уже такого понятия. Так - проезд, переулок, дорога - все прямое, скучное, скорее как разделительная полоса между домами и дворами. Здесь же - именно улочка, на которой тесно прижавшись друг к другу стоят дома, домики, строения, крохотные палисадники, неожиданные кафешки. Выбивается из массы супер-крутой отель, ну и бог с ним - он уже позади, а я рядом с театром. Уже и не помню, как называются подобные архитектурные стили. Важно, что есть ощущение - вот этот невысокий, но монументально сотворенный дом - театр. Пусть и небольшой. Зато смотришь на входную дверь  и понимаешь истинное значение "парадного входа". А здесь крохотный скверик... а здесь здание с чем то над входной дверью - как балкон на 2 колоннах, всю жизнь удивлявшим меня ажурностью архитектуры. А там дальше, за поворотом пробки уже большой сквер с восстановленным архитектурным памятником, хотя лично мне в виде руин он нравился гораздо больше. А еще я помню, что в палисаднике есть чугунный кот ученый, дай бог здоровья художнику, который добавляет крупицы романтичности городу, вырывая его по кусочкам из серости, вытекающей на улицы из квартир, домов, из душ людских.

А над всем этим архитектурным великолепием, которое в нынешнем моем состоянии вызывает восхищение как отдельно взятым барельефом, так и улицей в целом - так вот, над этим всем светится небо. Такое вот вроде себе обычное небо, но вечерние облака окрашены вечерним же солнцем, и в результате - теплота и оранжевость напоминают камин, а как следствие - и уют, комфорт.

Вспышка где то сбоку опускает меня с небес на землю, а точнее к людям. Просто фотовспышка, опять кто то фотографирует рекурсивных котов, наклеенных на борту моей машины. Эдакая Пеппи лет 23, с копной волос, безуспешно собранной в хвост, чуть хиппейно одетая, с рюкзаком. Стереотипный образец или журналистки или бродяги (в том смысле этого слова, когда путь от дома до магазина превращается в увлекательное путешествие, если только уметь смотреть взглядом незамутненным, когда палатка в горах, на Казантипе или еще где то становится почти пределом мечтаний). Что бы окончательно добить меня своим видом, девушка держит в руках пленочный зеркальный Зенит (где то дома в загашниках у меня такой же) со вспышкой на батарейках. Надо же:не мыльница цифровая. Какое то ощущение нереальности охватывает меня и я спешно перевожу взгляд на других прохожих.

Вот идет "молодой человек", хотя в первую очередь подворачивается слово "гопник". Спортивный костюм, кепка, "доброе" выражение лица. И совсем неожиданно - букет роз в руке. Мое сознание буксует, я могу представить своего директора прыгающего со скакалкой, но никак не могу связать данный типаж прохожего с букетом цветов, который он бережно несет в руках. Хотя и не делает мне чести такой угрюмый подход.

Вот молодая мамочка катит двухместную коляску с близнецами. Не позавидуешь ей - пешеходная часть улицы не дает много места для маневра широкой коляской, но судя по улыбке, которая дарится детям, девушку это ни капельки не смущает. Улыбаюсь, и сам бросая взгляд на фотографию своих карапузов, заставкой светящуюся в телефоне.

Вот идет пожилой мужчина. Скорее всего я когда то его уже видел. Да, вроде бы вот идет себе дед, с палкой, с седой бородой. Только палка - мощная, деревянная, ростом дед слегка недотягивает до 2 метров (а если не будет сутулиться - то и перекроет), плечи такой ширины мне никогда уже не заиметь. А джинсы, мягкие туфли и рубашка с закатанными на мощных руках рукавами дополняют образ то ли борца на пенсии, то ли вообще колдуна не нашей реальности, но нашего города. В общем - дай бог каждому в пожилом возрасте так выглядеть и не разучиться быть свободным, хотя бы в одежде.

А свободен ли я сам? Не в старости, а сейчас, в свои года? Загнанный в колесо ежедневных дел, ловлю себя на мысли, что превращаюсь в организм, озабоченный в основном мыслями о работе, заработке, подработке и сне. Повернулось колесо, и соображаю, что работоголиков различают цели. Заработок как цель - наверное это таки страшно, деньги ради денег. Деньги - это только инструмент, средство, способ задумываясь о завтрашнем дне, планируя послезавтрашний, жить сегодня счастливым и свободным. Покатать ребенка на лошади за неразумные деньги, но ведь эти 5 минут эйфории и вечер эмоций не имеют цены. Просто пойти в магазин и купить замену сгоревшей видеокарте, не ожидая дня зарплаты и не кукуя возле неработающего компа. Просто купить красивый букет цветов жене, и ключевые слова здесь "красивый" и "жене", а не "достался по-дешевке" .

Сам себя не похвалишь - никто не похвалит. Это все - снаружи. На самом деле "свобода - это то, что у тебя внутри". Если человек задумывается о том, не много ли он пьет - значит у него уже проблемы. Если я задумываюсь о том, насколько я свободен - значит уже не так все хорошо, как было до появления этого вопроса. В чем же отличии меня нынешнего от меня образца эдак лет десять назад? Я по-прежнему способен на необдуманные, неожиданные, нелогичные поступки, для которых "могу и хочу" есть достаточной мотивацией. Я все еще в состоянии предложить пару-тройку дополнительных вариантов решения проблемы, которая имеет всего два решения. Значит, еще не окончательно зациклились мозги в ежедневной круговерти. Просто по-настоящему свободный человек существует в условии тех ограничений, которые сам себе создает исходя из моральных, религиозных или каких-то других соображений. И "могу и хочу" корректируется соображениями "не повредит ли это кому то, не получится ли это за счет кого то" и так далее. Плохо это или хорошо - это уже мое личное дело и мой выбор. Главное что бы самоограничение не переросло в желание уйти в монастырь, причем даже не в женский.

Да уж, с годами я превратился таки в нечто своеобразное, если смотреть изнутри. Но скорее всего я мало отличаюсь от других людей этим невообразимым месивом эмоций, желаний, мечтаний, философий и прочих бредней. Просто склонность к словоблудию и философствованию, особенно когда появляется на это время.

Которое уже и закончилось. Пробочный таймаут завершился торжественным проездом перекрестка, закончился перекур, завертелись опять колеса машин, колеса жизни - все по кругу, по кругу, по кругу: Но осталось приятное послевкусие, как будто шел по лесу, выскочил на солнечную полянку, неспешно пересек ее , наслаждаясь теплом, светом и покоем, после чего опять сгинул в мешанине ветвей.