Надежда Сметанникова

Сумашествие или Немой разговор

Моей милой подруге Юлечке посвящается...


Семь тридцать пять. Колеса метро оглушительно стучали в такт мысли: выиграть время. Главное сейчас выиграть время. Ноги спешили по ступенькам эскалатора вверх, а ритм биения сердца их подгонял. Какая-то пара минут позволит успеть на уходящее метро и за тем опять переходы, переходы с одной платформы на другую, бегом по эскалатору вверх... Тик - тик - тик - тик - тик ... Вокруг лица, спины, плечи, сумки, ноги, локти... все сливается в одну сплошную бесформенную, безликую массу. Они не могут понять, что я своими руками пытаюсь сдвинуть стрелки назад. Семь сорок пять. Еще пара станций и я уже на месте. Измайловская. Последний лестничный пролет - бегом и... восемь ровно. У меня в запасе 10 минут. Целых 10 минут! Биение сердца не давало ногам замедлить стремительную летящую походку, но мысли уже давно опередили их, и были далеко от станции метро... Теперь главное спокойствие. Господи, прошу не оставляй меня ни на миг одну. Я знаю, ты дашь мне сил быть честной. Я приму все спокойно. Я готова. Я не буду притворяться счастливой или несчастной: этот сразу будет заметно. Я буду сама собой. Я найду в себе силы. Я иду не ради себя - ради него. Он просил прийти - и я пришла. Я обещала.

Под ногами поплыл знакомый спуск к общаге. Скрип дверей, гул лифта... 10-й этаж... стук в дверь и... никого. Все. Теперь можно перевести дух и собратья с мыслями. Не может быть. Никого нет. Пусто и тихо. Восемь ноль пять. У меня всего полчаса.

Медленно иду по коридору. Никого. Может, я плохо постучала? Подхожу, стучу. Сначала робко, неуверенно, потом сильнее, требовательней, почти кулаком... нет. Никого. Молчание.

Спускаюсь на площадку между 10-м и 9-м этажом. Я подожду. У меня есть еще время. Закрываю глаза. Мимо проходят студенты, которым нет до меня абсолютно никакого дела, - подумаешь, мало ли кто тут стоит. Закрытые глаза только помогают мне лучше вспомнить его, стоявшего несколько дней назад вот в этом дверном проеме.

Почему тебя нет? Где ты? Ты видишь, - ведь я пришла. Я ведь обещала... ты сам меня просил!... так что же ты?..

Восемь пятнадцать.

Обещай, что ты придешь, обещай что успеешь... почему ты там стоишь? Переступи через порог, спустись сюда. Ты что, не можешь?.. Ты не можешь спуститься ко мне? Тогда я поднимусь к тебе. Я сама. Сама подойду к тебе.

Я поднимаюсь обратно на 10 этаж.

Ты видишь? Я пришла за тобой. Пошли спустимся и поговорим. Иди за мной, не отставай.

Мы спустились. Снова и снова я повторяла ему: ты видишь? Я жду тебя. Ты же сам меня звал. Я пришла... а где же ты?

Он виновато молчал.

Ты слышишь меня? У меня мало времени. Обещай, что ты успеешь, обещай мне. Я готова ко всему. Я готова увидеть вашу комнату, вашу постель, я буду жать ей руку... мне все равно. Только обещай, что ты придешь. Обещай мне это.

Ты молчишь. Почему ты молчишь? Я тебя прошу. Я тебя просто умоляю. Хочешь, я ее попрошу. Инга... ты видишь, я прошу тебя... Твое присутствие для меня не играет роли.

Инга не говорит мне ничего, но я понимаю все без слов - это не ее решение. Я должна просить его. Инга исчезает.

Посмотри на меня. Я не успокоюсь, пока ты мне не пообещаешь. Я не отстану. Я не уйду. Обещай мне. Обещай. У меня есть силы. Посмотри на меня - я встану на колени и буду умолять тебя прийти. Я стою перед тобой на коленях. Я отбрасываю перед тобой всю свою гордость - зачем она мне сейчас? Мне все равно. Только обещай прийти. Сейчас. Умоляю.

Он нерешительно согласился.

Повтори. Повтори, что ты обещаешь. Ты слишком робко, слишком слабо обещаешь мне это. Скажи: я приду. Скажи это еще раз. Повтори: обещаю, что приду.

Я просила его повторить это раз пять, переспрашивая словно эхо: ты обещаешь, обещаешь, обещаешь?..

На часах было половина девятого. Десять минут, которые у него были, иссякли. Он не пришел. Я сунула приготовленную дежурную записку в дверную щель и пошла к выходу. На пороге я остановилась.

Ты не пришел. Твое время иссякло. Но я дам тебе еще пять минут. Не мои, и не твои. Это чужие пять минут, которые я краду для тебя. Это последний шанс для тебя успеть.

Я медленно пошла по коридору. Постояла возле разбитого окна, сквозь которое была видна весенняя Москва, тонущая в цветущих повсюду одуванчиках. Вокруг слышались крики, голоса, смех, гул машин и звон трамваев. Вечерело. Осталась одна минута.

Я встала на пороге, следя, как секундная стрелка уверенно и беспощадно описывает последний круг пяти минут. Еще пол минуты. Еще есть время. Еще можно успеть. Три... две... одна...

Вместе с секундной стрелкой, перевалившей за двенадцать, я медленно, но уверенно ступаю на первую ступеньку лестницы, ведущей вниз, к выходу. Все. Ты опоздал.

Ты обещал мне, ты обещал... У меня больше нет времени - я все его отдала тебе. Я не могу больше ждать. Теперь я должна идти.

Не торопясь и не волоча за собой ноги, я начала свой спуск. Вдруг за спиной, где-то высоко, над головой я услышала: подожди, не уходи, я сейчас! Стой!.. я приду, приду, ну подожди же!..

Нет. Все. Поздно. Прости, но я должна идти.

Меня охватило какое-то ледяное оцепенение. Во мне не было никакой жалости. Кончились все уговоры и мольбы: я шла вниз, и была холодна и спокойно-беспощадна к его крикам. Я сделала все что смогла. Он опоздал.

Опять скрип дверей, сквозняк, три ступеньки на выходе и... поднимая голову, я вижу его идущего мне навстречу и несущего пакет продуктов.

-Привет! Ты как тут? Пошли - я только что с рынка.

Он все-таки успел. Успел. Успел...

- Прости, но я уже опаздываю. Жаль, что не смогу остаться.

- Тогда подожди, я отнесу сумку в комнату и провожу тебя до метро.

- Я пойду с тобой, ладно?

Мы заходим в лифт.

Теперь это мое. Я заберу все что можно, все что осталось. В лифте, в коридоре, по дороге в метро - вот оно, мое время, и я ни секунды теперь не отдам.

Мы поднимаемся.

- Я тебе оставила записку в дверях. Никого не было дома. Теперь тебе не обязательно ее читать.

Я подбегаю к двери и... никакой записки нет. Я стою и пытаюсь понять, куда она могла деваться.

Открываем дверь, проходим через небольшой коридор и - на пороге стоит Инга, в комнате сидит молодой человек, а на столе лежит моя записка.

- Странно, мы сидели, разговаривали, я ничего не слышала. Вы, наверное, тихо стучали?..

Господи. Ты избавил меня от унижения сидеть с ней в одной комнате и ждать его. Сидеть, показывая ей свое волнение, от корней волос до кончиков пальцев. Я бы не выдержала и ушла, так и не дождавшись. Все это время я стояла в коридоре, а она была там.

Пока он отдает ей продукты, я небрежно окидываю взглядом их комнату. Совсем обыкновенная. Небольшой столик стоит справа от двери. Потом идет холодильник, кровать, сбоку на стене висит зеркало, на полке стоят всевозможные баночки, тюбики, мужской и женской косметики. Ничего интересного.

- Представляешь, я стоял целый час и смог купить только один билет, и то только купейный. Мне срочно надо съездить домой, - сказал он мне. Ты успела меня застать - завтра меня бы уже не было в Москве. Инга, я прогуляюсь до метро и минут через 10 вернусь. Ты пока тут разберись с сумками.

- Ладно, киса. Она чмокнула его на прощанье. До свидания, сказала она мне.

Мы вышли. Спускаясь по ступенькам, я думала о том, что я получила на много больше того, что предполагала. Рядом не было ни Инги, ни их кровати, ничего. Мы были один на один.

По дороге к метро мы погрузились в воспоминания детства. Какая тоска по тем местам и событиям была в его глазах. Как будто он видел себя рядом со мной ребенком. Да так оно и было! Ведь все, что было связанно у него со мной, касалось детства, школьных лет и чистых, самых нежных воспоминаний.

Мы вошли в метро. У эскалатора он хотел было проститься, но я так естественно полагала что он дойдет со мной до самого поезда, что он просто не смог уйти. Мы поехали в низ. Он встал на две ступеньки ниже, и наши головы почти поравнялись. Он о чем-то меня спрашивал, смотрел на меня совершенно естественно и просто, а я ему отвечала, и не думала больше ни о чем. Вот таким он и запомнился мне - стоявшим на эскалаторе и медленно съезжавшим вниз.

Спуск подошел к концу. Сойдя со ступенек, я услышала, как отъезжает поезд. Судьба подарила мне еще пару минут. Стоя на перроне, мы говорили о том, когда еще мы сможем увидеться... Неизвестно когда он сможет попасть в свой родной город и неизвестно когда я еще смогу увидеть его в Москве. Но, как мы всегда говорили: "Увидимся, когда увидимся. Главное не теряться в толпе людей. Хорошие друзья - это здорово!"

Послышался гул подъезжающего поезда, в лицо задул холодный ветер, взметнулись и растрепались волосы. Пришла пора прощаться.

Он посмотрел на меня с неутолимой тоской в глазах, подошел ближе, немного наклонился, обнял и нежно прижал меня к себе, словно игрушку, с которой расстается, уходя в мир взрослых. Не нужно было никаких слов. Всем своим существом я ощутила все то, что он хотел мне сказать. Не осталось ничего недосказанного.

Я вошла в вагон. Он посмотрел на меня с перрона, еще раз помахал мне рукой и свернул в арку. Двери закрылись, поезд тронулся. Все эти полчаса мужество ни на мгновенье не покидало меня. Даже в самую последнюю минуту я оставалась сильной и спокойной. Но сейчас...

Я ехала, держась за поручень и уткнувшись лицом в рукав. Минута слабости прошла и влажными уставшими глазами я смотрела сквозь окно в темноту туннеля. Я уже опаздывала, но моя верная подруга меня все равно ждала. Мы договорились провести вечер в тихом питейном заведении, где подавали чай - древний загадочный и божественный напиток всевозможных сортов и видов. И там, среди бамбуковых стен, соломенных столиков, китайских фонариков и джазового сопровождения я выпустила все, что рвалось наружу. Рассказывая ей о моей встрече, я не замечала слез, - они лились рекой, и как будто помогали мне снова вернуться к жизни. Это было похоже на второе рождение. Я освобождалась от прошлого. Часть меня отмирала, но в этом не было печали. Какая то радость свободы, чего-то свежего и неизведанного пробуждалась во мне. Боль уступила место спокойствию и жажде жить. Я не жалела ни о чем. Так и должно было быть: для того чтобы заново родиться, нужно было испытать муки рождения.