Любовь Мельникова

МЕТАМОРФОЗЫ

(почти по Апулею)

 

Три часа дня... Никому уже не нужный звонок - окончание седьмого урока... Не спешу уходить... Он в мастерской в конце коридора... Знаю, он ждет именно меня... Последнюю неделю его внимательный взгляд постоянно следит за мной в шумной толпе... Выхожу в пустой коридор, встаю у окна, неотрывно смотрю в мерзлую даль... Он идет не мимо, он идет ко мне...

-Привет... -Привет... -Что на дискотеку не ходишь?... -Да, так, проблемы... -Ты какая-то не такая последнее время. Случилось что?... Первый человек, который заметил, что со мной что-то случилось... -Угу... Он весело, но двусмысленно улыбается... Если даже только намекнет на гадливенькое "залетела???", назло себе непристойно выругаюсь и уйду... Но он просто участливо кивает... -Тебе помочь чем-нибудь?... Странный вопрос, неожиданный... А он ничего, и не хамит внаглую... Много-много неторопливых шагов рядом по пустому школьному коридору... Наконец его рука робко ложится на мою талию. На душе хорошо и спокойно... Все-таки с ним лучше, чем одной... Тихий пустой класс... Голова доверчиво падает на его плечо... От него пахнет потом и гадким табачным дымом, но это лучше, чем ничего... Горячие влажные руки сильно обхватывают спину... Он сильный... Он хороший... Он лучше, чем остальные... Поцелуи дурманят голову и лечат обессиленную душу... -Ты улыбаешься? Тебе лучше? Тебе хорошо со мной?... Робко киваю и прячу лицо на его груди... -Не оставляй меня одну, пожалуйста... У него сильные, заботливые и совсем не наглые руки... Перед домом робкий поцелуй на прощание... -Придешь сегодня в ДК?... -Не-а... -Может погуляем вечером?... -Конечно...

Мороз, скрипучий снег под ногами, яркая стекляшка кафе, огромная, самая дорогая коробка конфет, кисло-горький растворимый кофе... В первый раз за последний месяц хочется петь и резвиться... Бездонное черное-синее небо, миллионы звездочек, шершавая стена в пыльном подъезде, горячие следы поцелуев на шее и на губах... -Все, извини, мне пора... Открываю дверь, ныряю в теплоту квартиры. Его шальные, сияющие глаза ласково, но неохотно прощаются со мной... В первый раз за последний месяц ложусь спать, не думая ни о чем... Я - котенок, я снова маленький, игривый и доверчивый котенок... Котята любят ласковые и добрые руки... В первый раз тихо и спокойно засыпаю без снотворного и успокаивающего...

Утром он ждет меня у подъезда - неожиданно приятный сюрприз... Вместе рядом торопимся в школу... Хорошо и весело, хотя немного болит голова и опять словно ватные ноги... Лукаво улыбаюсь... -Ты стоял под окнами всю ночь?... -Ты же просила не оставлять тебя одну... Будничный школьный гам и толчея... 11-а, 11-б - ему на первый этаж, мне на второй... -Я подожду тебя после уроков?... -Конечно... Надрывно ревет и дребезжит звонок... Лицо горит, а под платьем по спине гуляет колючий холод... Я влюблена? Или я просто заболеваю? Леденеют руки... Это знакомо, это скоро пройдет... Почему так холодно сегодня в школе? Начинают противно дрожать губы... Нет, это наверно грипп... На перемене с трудом спускаюсь в учительскую... -Мам, я кажется заболеваю... Холодная, сильно надушенная рука ко лбу, куча торопливых взволнованных инструкций - быстро домой, чай с медом, парацетамол и в постель... Согласно киваю звенящей и дребезжащей головой... Хочется повидаться с ним, но сил нет никаких...

Какая сволочь придумала такой отвратительный мороз... Дрожь колотит так, что болят мышцы живота... Я - бьющийся в судоргах полосатый окунь, вытащенный отцом из-подо льда и заживо превращающийся в ледышку... Сейчас я упаду и больше не встану... Мои плавнички вмерзают в лед, последний шумный глоток воздуха, еще один, еще... Неимоверно сложная задача - попасть ключом в замок... Какой глупый изобретатель придумал такие маленькие замочные скважинки?... Снять сапоги, шапку, пальто и под одеяло... Оказывается это не так просто... Трех одеял и пухового платка поверх шерстяного платья совсем недостаточно от такого ужасного холода... Залезаю под одеяла с головой, пытаюсь согреться своим дыханием... Лицо горит, но дрожь не проходит... Впиваюсь зубами в сжатый до боли кулак... Я - медведь, которого среди зимы разбудил лютый мороз... Рычу и вою... Кружится голова... "Штирлиц потерял рацию и его бил озноб... Радиста Озноба за потерю рации ждал расстрел"... Не смешно... Этот проклятый Озноб через мгновение добьет меня окончательно... Страшно болит голова... Не бейте меня по голове!!! Я - царь-колокол, я - девочка-колокольчик... Бом!...бом!...бом!... Это мое сердце звонит в мою медную сияющую голову... Противный желтый свет, страшно испуганное лицо матери... -Люба, ты слышишь меня???!!!!... Бом!...Бом!...

хочу что-то сказать, но не могу... мои губы - просто рельефное украшение на колокольной меди... Бом!...Бом!...

Стук двери, гулкий топот ног... -Ну как?...-Сорок один с лишним... Гадливенький присвист... -Давай, повезли, быстро.... Кто я? Чьи это голоса? Это он?...С трудом вспоминаю, как надо открывать глаза... Это не он... Мужчина и женщина... Незнакомые... Из-под пальто торчат мятые, но белые халаты... Чемодан с красным крестом... Мама, согнувшаяся, заплаканная... -Люба, ты можешь подняться?...Люба!!!!... Подняться? Конечно... Где я? Где мое тело???? Я не чувствую своего тела... его нет... нет вообще!... Мне страшно... Двое мужчин вытаскивают меня из-под одеял... Я - туша, я - бесформенная масса... Вижу белую свисающую руку... тонкое с листочком золотое колечко на пальце - бабушкино наследство... Это же моя рука!!! Почему она так висит?... Боже, что со мной?...Мне страшно... С треском раздираются сухие губы...-Ма-ма... -Я здесь, Любочка, я с тобой... Мама накручивает на меня шарф, платок на голову, шапку, еще шарф, пальто... Безжизненные руки не лезут в рукава - пальцы за что-то цепляются... она застегивает его поверх рук... "...слепили бабу на морозе - руки, ноги, голова... она стоит в нелепой позе не жива и не мертва.."... Я - огромная снежная баба, я - пугало для Снежной королевы... Кто-то кладет на пол темно-зеленые, с одной гнутой ручкой, носилки... Меня куда-то понесут?... Гнутая ручка, грубая зеленая ткань...-Не-е-е-е-ет!!!!!!... Я пытаюсь кричать, но меня никто не слышит... Мама, ты помнишь?... на этих носилках совсем недавно несли мертвую соседку, тетю Олю... Мама! Разве я уже умерла???? Мама!!!!...Я хочу встать, я хочу бежать, но не могу... не могу ничем пошевелить... у меня отняли тело? Зачем???...Страшный удар пронзает голову, плечи, спину, тысячами игл вонзается в заледеневшие руки и ноги... Они вернулись ко мне, мама!... Значит я живая. Из последних сил пытаюсь пошевелить локтями, чувствую, как они упираются в застегнутое пальто... Почему никто не видит, что я шевелюсь??? Зачем меня кладут на носилки???? Мама, посмотри, я живая!... Я живая!!!! Я - рыба, пойманная отцом в сеть... Меня швыряют в ведро и несут потрошить, но я еще жива, я все вижу и чувствую... Это бесчеловечно - резать и потрошить живую рыбу... Как это невыносимо - лежать без движения... Как во сне, когда пытаешься убежать от смерти и не можешь сдвинуться с места... Но это не сон... Это просто невыносимая явь... Я больше так не могу!!!! Влад, милый мой Влад, где ты?... Ты обещал не оставлять меня одну... Расстегни эти ужасные пуговицы, освободи меня, скажи им, что я живая, иначе я сойду с ума... Вместо голоса слышу лишь страшный хрип, от страшного напряжения выкатываются и саднят глаза... Мои нервы... Мама, ты же лучше меня знаешь, что мои нервы второй раз не внесут подобного...Зачем??? Сквозь уходящее сознание слышу истошный крик мамы... -Люба!!! Любочка, девочка моя! Что с тобой???... Я - желтый заводной цыпленок, в котором подвыпивший отец сломал пружинку, и в один момент весело прыгающие лапки стали просто болтающимися железками... Влад, милый, спаси меня, я тебя умоляю...

Красные круги, черные круги, зеленые круги... Я ничего не вижу, я ничего не слышу... Меня нет... Я где-то там... Мне восемь лет, я лежу в лодке с закрытыми глазами... Волны реки раскачивают меня, солнышко ласкает мои худые плечи и коленки... Отец - молодой, совершенно трезвый и живой, неторопливо гребет веслами... Мама - довольная, очень красивая, в ярко-красном купальнике... Редкие мгновения счастья... Как я еще люблю их обоих... Я засыпаю под сияние солнца и плеск воды... В меня вонзают иглы... Не надо!...Мне больно... Я слышу свой тихий жалкий стон... Темно... Где-то горит неяркий свет... Толстые бабы в белых халатах, мерзкая хлорная вонь - я в больнице?... Меня опять куда-то несут, чем-то колют... Вижу рядом маму... Хорошо, что она рядом... Мне становится совсем хорошо, мне становится тепло, меня одолевает абсолютный похренизм... Абсолютный похренизм - это гораздо лучше, чем хреновый абсолютизм... Медленно, неохотно просыпаюсь... Сколько я спала? День? Час? Неделю?... Светло... тихо... Желто-черный потолок, железные кровати, кривые загаженные тумбочки... Больничная палата... Мама... сидит рядом, глаза распухшие и красные... В них и радость и тревога... -Люба, как ты себя чувствуешь?...-Нормально... Вру напропалую... Вместо голоса тихое змеиное шипение... Я - змея, которой отрубили хвост по самые уши... У меня нет тела... Я - просто голова... Голова профессора Доуэля... Страшно быть головой, не знающей формулы чудодейственного элексира жизни... -Люба, я сейчас быстро сбегаю на работу и вернусь к тебе. Ты полежи пока, хорошо?... -Хорошо... Мгновение - и мамы нет... Моя голова остается одна в этом гадком вонючем мире... Входят две бабы... Одинаковые, сморщенные, седые, в грязно-пестрых халатах... Скалятся редкими полустальными зубами, что-то говорят, проходят мимо головы... К пресно-хлорной вони примешивается навоз, протухший пот и засохшая моча - сраная деревня... Садятся на кровати у окна - соседки по палате... От бабьей вони поднимается тошнота... пытаюсь пошевелиться, но не могу... Страшно... Мама, приходи скорее, пожалуйста...

Влад, милый, где ты?... Где-то в коридоре топают чьи-то ноги, то быстрые, то шаркающе-старческие... Время тянется бесконечно мучительно... Бабы обсуждают насущные проблемы отела коров и что-то смачно жрут... Входит медсестра с чем-то пугающе медицинским... Молодая, может немного старше меня... круглая деревенская морда, размалеванная по деревенской моде, воняет дешевыми китайскими духами из парфюмерной палатки на вокзале... -Привет, очнулась? Ну и грипп у тебя... Ставит ЭТО рядом со мной... Зачем это? Не надо!!!... Облупившаяся подставка, пузырь, трубка, игла - пугающее слово "капельница"... Долго возится с теперь уже почти не моей рукой, матерится вслух... Чувствую лишь холод и противную боль... Кап-кап-кап... В мое бывшее тело вливается жидкость... Кап-кап-кап... сто пятьдесят семь капель... триста восемьдесят три капли... "...ну я же просил четыреста капель валерьянки, а здесь четыреста две..."... Наконец пытка закончена... мне жарко... мне плохо... Бабы опять проходят мимо... опять гнусная вонь в лицо... Нет! Больше не могу!... Мне надо встать!... Меня тошнит!... Голова не может встать сама... Господи, ну помогите же кто-нибудь!.. Мама! Влад!... Где вы????... Единственно, что получается - повернуть голову немного набок... Несчастная голова тут же заливает все пространство вокруг себя мерзкой жижей... Старуха, толстая, немощная, бесформенная, в грязном пережеванном халате, с синими вывернутыми колесом голыми ногами и в галошах на босу ногу, сама как ходячая блевотина, заглядывает в палату и начинает матерно ныть... -Что-ж ты на кровать наблявала-а-а,...твою мать!... Мои нервы лопаются, как гнилые нитки... Кто пускает в больницы этих жабоподобных, грязных, седоголовых, вечно ноющих и поголовно всех ненавидящих тварей?... Хочется ударить ее чем-нибудь или просто задушить руками... Но у меня нет рук... это пугает и бесит...

Наконец приходит мама... Сильно озабоченная... быстро все убирает... быстро обмывает мое лицо и волосы... быстро сует мне что-то съедобное в рот... -Люба, мне надо еще на несколько часов на работу. Как ты? Я приду вечером, хорошо?...Забыв про все, кричу ей в след...-Мама, скажи Владику,Самсонову... -Хорошо... Опять одна... Опять таблетки, уколы... Та же медсестра... -Есть будешь что?...-Нет... Те же бабы, та же вонь... хорошо, что больше нечем блевать... Хоть бы в больницу чистые трусы надели, свиньи деревенские... Тело начинает оживать... Рук и ног по-прежнему нет, но появилось туловище, вернее самая нижняя его часть, которая начинает напоминать о том, что в нее уже вкачали слишком много жидкости... Я - черепаха... Я - морская черепаха, которая выползла на сушу, и теперь ей надо избавиться от лишней воды... Сколько времени?... Без пятнадцати два... Хорошо... Потерплю еще... Сейчас придет Влад и отведет меня в не столь отдаленные места... Прислушиваюсь к дальнему стуку двери и шагам в коридоре... Нет, все мимо... Владик, я жду тебя, ты мне так нужен... Ты обещал не оставлять меня одну... Тихий час, все затихает... Ну почему же он не идет?... Пытаюсь встать - не получается... Рук и ног нет... слезы сами капают из глаз... Бабы грубо, по-деревенски констатируют мое естественно желание... Сейчас... Одна уходит и возвращается... Сейчас... Время тянется бесконечно... Скрип двери, и та же самая кривоногая старуха-нянечка, скорчив жопоподобную рожу, вносит в палату нечто желтое и овальное... Нервная дрожь пронзает все, еще оставшееся при мне тело... -Отойди!!! Не прикасайся ко мне, тварь!!!!... До смерти обиженная на весь свет старуха гордо матерится и уходит... Влад, я сойду с ума... Приходи скорее... Тихий час... Бабы смачно и невыносимо храпят... В перерывах между залпами храпа, поднатужившись, также смачно и громко гадят воздух... Опять пытаюсь встать... Я - огромная железная гиря, которую в детстве мечтала оторвать от пола... Перекатываюсь на бок, звонко шлепаюсь с кровати... Зубы стиснуты до скрипа... Влад, ну скорее... Еще раз хочу встать... Черепахи умеют только ползать... Открываю головой дверь и выползаю на животе в коридор... Направо? Налево?... Налево... Вон она дверь приоткрыта... Тонкий слой свежего вкусного воздуха сочится у самого пола... С наслаждением вдыхаю его, не обращая внимания на пыль и грязь... Только бы доползти. Медленно оттаивают ноги... Я уже чувствую их... пытаюсь подняться... Ура! Я встала на четвереньки... Я - умная охотничья собака... По-охотничьи, с опущенной к земле головой и поднятым задом, ползу по следу... Еще немножко... еще... Влад, ну скорей же... От твоего дома до больницы всего десять минут пешком... -Ты что, с ума сошла!!!... Громогласный окрик толстенной очкастой врачихи... Я вздрагиваю, поднимаюсь и падаю... Из-под меня вытекает горячая желтая лужа... Позвоночник скручивается, как выстиранная и отжатая простыня, вспучиваются глаза, хрипит горло... Все кончено... Я - круглая румяная кукла-неваляшка, на которую в пьяном бреду наступил отец... Пластмассовый хруст, вмятая в живот и треснувшая пополам розовощекая голова, последний перезвон веселых звенелок - Диньььь..... Никогда не наступайте на кукол. От этого они умирают...

День сменяет ночь, ночь заканчивается утром и снова сумерки гасят дневную суету... Мама плачет, просит прощения и без конца гладит мои мертвые руки... Круглая сияющая морда медсестры Маринки... -Любка, к тебе пришли!... Сердце вздрагивает и заходится от волнения... Неужели он?... Три девчонки из класса, те кто считал меня своей близкой подругой, испуганно бледнеют и замолкают перед кроватью... Лимонад, апельсины и даже ананас - типовой набор больничных визитеров... Болтаем обо всем, что взбредет в голову... На полчаса забываю про все на свете, но не о нем... -Мама, а Владик знает, что я здесь?...-А разве он не приходил? Он у меня сам спросил. Я сказала, что ты в больнице и что у тебя грипп... -Мама, про руки и ноги...не говори ему ничего.....

Уколы, таблетки, осмотры дюжа вумных докторов, днюющая и ночующая мама и никаких результатов... Я не ниндзя и у меня не девять жизней... Руки и ноги холодны и почти мертвы... Одно слабое утешение - обычно со временем это проходит... Что-ж мне всего шестнадцать и времени впереди - целая жизнь... -Мама, я больше не могу здесь находиться...Забери меня домой...... Влад, прошла уже целая неделя... Я все жду тебя... Мне плохо... Я с трудом передвигаюсь, упираясь локтями в стены... Я не могу сама поесть и натянуть трусики в туалете... Ты же сильный... ты обещал не оставлять меня одну...Завтра меня выписывают отсюда... Я не смогу сама дойти до дома... А в "скорую помощь" я не сяду больше, даже если придется ползти отсюда на животе... Ты мне нужен, Влад... Сейчас, как никогда... Ночь за больничным окном темна и непроглядна, по щекам катятся горячие противные слезы... Я наверно чего-то не понимаю в жизни?... Я еще мала и слишком глупа... На Маринкином лице подобие сочувствия... -Держись, Любк, все пройдет... главное в голову не бери... Заново и совсем по-новому открываю для себя свои собственные вещи... Оказывается обычные эластичные колготки - это настолько тугая штука, что растянуть их и натянуть на ноги без посторонней помощи просто невозможно... Оттянуть руки назад и попасть ими в узкие рукава пальто - это уже из области цирковой акробатики... а сапоги, хоть и весят по сотне килограмм, но в них оказывается передвигаться гораздо легче, чем в тапочках - ступни не так сильно подламываются... Мне жарко... Мама крепко держит меня вокруг талии... Сердобольные бабки сокрушенно за моей спиной качают головами и вздыхают, но мне уже не до них... Вот она заветная дверь... Еще мгновение, она распахнется и он прибежит за своей бледной и исхудавшей Любочкой, поднимет ее на руки, прижмет к себе и больше никогда не отпустит... Пятнадцать минут назад кончился третий урок... Он уже наверняка бежит за мной... Он с минуты на минуту будет здесь...

Плечом открываю дверь... Лестница тиха и пустынна... Какой урод придумал в больницах лестницы? Боюсь сделать шаг... Боюсь упасть... Влад, ну где же ты???? Мама суетится, пытается позвать кого-нибудь на помощь... Но мне уже все равно... Наваливаюсь передом на перила, зажимаю их подмышками и, перебирая коленками по ступеням, начинаю медленно и осторожно съезжать вниз... Я - урод и мне наплевать, как я выгляжу со стороны... Первый пролет, второй, третий... Мама аккуратно держит меня и тихо причитает... -Люба, остановись, потерпи. Сейчас мой знакомый приедет на машине. Он поможет...он нас отвезет... Хочется сказать гадость насчет знакомого, но после маминых бессонных ночей со мной не могу - она мама и она единственный теперь человек, который не бросил меня... Холодный пустой тамбур... Окурки и шелуха от семечек в углу... черная, в изодранном дермантине дверь... последняя дверь которая осталась в этом аду... толкаю ее плечом, но... она крепко закрыта... Мозги вскипают... Еще мгновение и они взорвутся совсем... -Сейчас, иду уже... Бабка в телогрейке весело звенит ключами за спиной... Все... Для меня все закончилось... Неужели навсегда?... Страшно подумать...

Небо...Белое... Просто ослепительно белое небо... Белый снег вокруг... Легкий, пушистый, как шубка маленького глупенького котенка... Тихо и не души вокруг... Никого... Белый, густой, настоящий живой воздух охватывает меня с ног до головы... Я с наслаждением чувствую его волнующее прикосновение... Нагло и бесстыдно, с умопомрачительной мужской лаской и нежностью он гладит мое лицо, теребит выбившиеся из-под платка волосы... Откровенно и похотливо он скользит по моим губам возбуждающей прохладой и без всякого стеснения устремляется вглубь моего тела... Я жадно открываю рот, ласкаю его кончиком языка и с невыносимым наслаждением вбираю его в себя всем своим существом, каждой клеточкой, каждой кровиночкой... Я жива... Какое счастье, что я жива, что я снова вижу белый свет и вдыхаю пьянящий живой воздух... Я неподвижно стою на снегу и словно сладкую песню слушаю, как под моими ногами радостно скрипят снежинки... Мама тревожно высматривает на дороге своего знакомого, но они мне уже все безразличны... Я - человек... Я просто живой человек и это такое счастье!...

В дали заснеженной сиреневой аллеи появляется темная фигура... Она приближается, медленно, неторопливо... Вот уже видны ее черты и подробности... Господи, это же Влад... Без посторонней помощи я не могу сдвинуться с места, стою как вкопанная и смотрю... он видит меня, он улыбается... Он совсем не торопится, размахивает чем-то на ходу, словно веником... Останавливается рядом, улыбается... Рот до ушей... -Ну ты как, выздоровела?... Господи, только ради этого дебильного вопроса он и пришел сюда???... Стою и не знаю, что сказать... Не дождавшись ответа, он разворачивает веник и на вытянутой руке протягивает мне... -Это тебе... Три огромные белоснежные хризантемы... живые, прекрасные, бесстыдно благоухающие живой свежестью на морозном воздухе... Не могу не удержаться от слез... С трудом, помогая всем телом, поднимаю к ним обе руки в черных шерстяных варежках... Он отпускает букет, толстые стебли ударяются о мои мертвые ладони и падают на снег... -Ты чего? Что с тобой?... Цветы лежат между мной и им... Он смотрит на меня глупо и вопросительно, не двигаясь с места... До меня доходит и в одно мгновение становится ясным все... Всю эту неделю, да и сейчас тоже он просто боялся заразиться от меня гриппом... Я не могу удержать слезы, я не могу больше удержаться на ногах... Опускаюсь на колени, трогаю цветы в снегу и не могу их взять в руки... Он берет меня за плечи, пытается поднять... -Люба, ты что???... Он испуган? Кого он боится? Меня?........ -Уходи...Слышишь, уходи совсем!!!... В первый раз даю волю слезам... -Уходи!!! Я тебя ненавижу!!!! Не удержав равновесия, падаю лицом в снег... Маленькие пушистые снежинки, словно утешая и сочувствуя, касаются моего лица и, превратившись в чистые слезинки, катятся вдогонку моим соленым слезам...

Чужой взрослый мужчина несет меня на руках через больничный двор как самую большую ценность на свете, шепчет хорошие мужские слова, успокаивает, называет дочкой и улыбается... Я крепко и доверчиво обвиваю полуживыми руками его сильную шею... Мне хорошо и спокойно с ним... Через день он станет моими ногами и руками, а через полтора года - маминым мужем и моим вторым, но самым любимым отцом.....