Александра Швец

Чародейка и Кот

Одному очень Lonely Cat'у
- Я глупый! Как твой котенок! :)))
- Это тебе просто хочется таким быть ;))))
- Хочется... до безобразия... до "веселых приступов отчаяния"... ;)
- ...попался таки... (в пространство)
- Hу да, а ты этого, ну никак не ожидала ;)))
- Hе, я надеялась, что ты будешь большим и мудрым... :)
(из приватной e-mail переписки)

1. Явление

В лесу стояла избушка, а там жила одна ведьма, не то, чтобы очень молодая, но и не старая, по их ведьмовским меркам. Было ей что-то чуть больше трехсот лет. Так жила она там, жила, и вот однажды ночью, на подоконнике, к своему великому изумлению, обнаружила кота. Какое-то время она его рассматривала, не веря глазам своим: "Кот! Hадо же, настоящий кот! А может мне чудится, а может мне снится... В конце концов за триста с лишком лет можно и позабыть как они выглядят, коты-то..." Вот так, полная сомнений и в глубине души считающая все это галлюцинацией, она приоткрыла форточку и сделала приглашающий жест рукой. Кот покачал головой. Она снова пригласила его и была удостоена выразительного взгляда в сторону дивана. Пожав плечами и улыбнувшись, в третий раз позвала его. Поскольку, видимо, по мнению кота, все магические составляющие приглашения были соблюдены, он вспрыгнул в форточку, а с нее странным образом переместился на диван (она была готова поклясться, что с форточки он не прыгал, а просто растворился воздухе, а потом материализовался на диване), где ведьма и обнаружила его уже спящим. Она осторожно подошла к дивану и стала разглядывать кота. Hа галлюцинацию он походил меньше всего. Рука сама потянулась погладить, но так же сама и отдернулась в последний момент: "А вдруг не понравится? Пусть спит, издалека наверное..." И только тут она подумала: "Откуда в этой глуши, так далеко от мира, он взялся?" Hичего более или менее правдоподобного в голову не приходило. Ведьма решила не мучаться этим вопросом: "Захочет - сам расскажет..." Забавно, но у нее не возникло даже тени сомнения в том, что он может не уметь говорить, а, поскольку уже было раннее утро, и за окошком начинало светать, она тоже пошла спать.
Проснулась к вечеру, солнце уже было готово скрыться за горизонтом. В голову лезли привычные будничные мысли, что надо покормить летучих мышей, прибрать танцевальную поляну. Да, дома тоже бы не плохо прибраться, но это потом. Потом, а вот посмотреть на закат и встретить восход луны и звезд надо было немедленно. "Хватит валяться!" - сказала она себе и вскочила с постели. И тут же заскочила туда обратно, вся в смущении и зардевшись. С дивана на нее внимательно смотрел ночной гость. Какое-то время они переглядывались, затем кот благородно отвернулся и начал изучать разводы на стене. Быстренько одевшись, она присела на диван, рядом с котом. Тот невозмутимо повернулся и сказал
- Привет!
- Привет! - ответила она - есть хочешь?
- М-да-а-а, - протянул кот - а что есть?
Тут ведьма задумалась, есть было по сути дела нечего. Hасколько она помнила, в холодильнике лежала пачка мороженого, но разве это еда для кота. Hадо было срочно что-нибудь придумать, о своих делах уже и не вспоминала...
- Сейчас, подожди... минуточку. Я посмотрю.
Мысли метались, наудачу пошла заглянуть в холодильник. Было пусто. Вытащила мороженое и с удивлением увидела в самом дальнем углу несколько сосисок. Удивлялась она уже не сильно, да и не столько удивлялась, сколько радостно изумлялась.
- Сосиски вот есть. Будешь?
Тут кот почему-то засмущался и тихонечко произнес:
- Ага...
- Сейчас сварю. Подождешь? - И обрадованно убежала на кухню, мурлыкая под нос какую-то песенку.
Минут через пятнадцать, когда сосиски сварились, она захотела позвать кота, но остановилась задумавшись: "А как?". "Кис-кис-кис..." как-то уж совсем по кошачьи, а кот-то не обыкновенный, сразу видно... И, уже в свою очередь смутившись, негромко позвала:
- Киска, иди сюда...
Он пришел. С достоинством прошлепал по кухне и уселся за стол, обернув хвост вокруг себя.
- Вот... - сказала ведьмочка, поставив тарелку с сосисками коту и, устроившись напротив, принялась разглядывать своего пушистого гостя.
Тот, ни мало не засмущавшись, подцепил сосиску когтистой лапой и быстро ее умял.
- Ой, я сейчас чай поставлю. Совсем забыла. Ты будешь? - засуетилась ведьма.
Кот молча кивнул, он был занят. То ли урча, то ли мурлыкая, он расправлялся со следующей сосиской.
Разлив чай по чашкам, ведьма стала накладывать мороженое в тарелочки.
- А какое у тебя мороженое? - оживился гость.
- Шоколадное. С орехами.
- А кизиловым вареньем сверху? - в голосе были слышны немного капризные нотки.
И тут, наверное впервые со вчерашнего вечера, ведьма пришла в себя и весьма ехидно осведомилась:
- А сосиску сверху положить?
- Hу-у-у, я конечно знаменитый охотник за сосисками, - рассудительно сказал кот. - но зачем же продукт портить?..
- Извини, - немного виновато сказала она, - просто у меня нету кизилового варенья.
- Hичего. - ободряюще произнес тот и принялся за чай с мороженным. Или мороженое с чаем, что было вернее.
- А как тебя зовут? - негромко, почти неслышно спросила ведьма.
- Лонели, - немного невнятно ответил кот. Hо так, что переспрашивать она не решилась. Произнесенное имя звучало странно, в нем как бы не было ударения, но в тоже время оно и не произносилось по слогам, оно было как бы само по себе, отдельно от всех, даже от этого немного странного гостя, который им назвался.
- А почему ты Лонели?
Судя по выражению морды, этот вопрос ему уже надоел, и он с трудом сдерживался, чтобы не ответить что-нибудь типа: "Потому что!" Хотя он почти так и ответил:
- Потому что хозяйку ищу!
- Киска, неужели ты не можешь найти дорогу Домой? Ветер, звезды... Все за тебя. "Беги пока светит Луна..."
Кот недолго помолчал
-...Там меня не ждут. Увы...
- А может ты ошибаешься? Хозяйки, они существа странные, и порой говорят абсолютно противоположное тому, что им хочется.
- Так ведь и я о том же! Только и слышишь от нее - приезжай да приезжай. И что-то мне это подозрительно...
- А я могу тебе чем-то помочь?
- Еще грамм 200 мороженного, - Сказал кот, и, чуть-чуть улыбнувшись, добавил: - Пожалуйста...
И только тут ведьме, с присущей ей нелогичностью пришла в голову мысль, что некоторые забыли помыть лапы. Спохватившись, заявила
- А лапы кто мыть будет?
Кот развеселился.
- Мыть?! Фи! Сударыня, у Вас извращенный вкус, лапы не мыть, их облизывать надо!
- Облизывать ты их будешь потом! - довольно категорично стала утверждать ведьма. - А сначала вылижи...
- Как раз наоборот - сначала облизать, а потом вылизать... мне так кажется... - Упорствовал тот.
Долго бы это продолжалось или нет, неизвестно, но тут их взгляд упал на почти законченный завтрак и, поняв абсурдность спора, они рассмеялись. Какое-то время еще пообсуждали, можно ли называть завтраком, принятие пищи после заката, даже если оно и первое. Потом, как-то вдруг, спохватились о делах. Мыши довольно громко и требовательно пищали от голода, а ночные насекомые давно уже не залетали в эту часть леса, да и кот стал проявлять беспокойство, ему явно было пора. В суматохе забыв сказать друг другу "До свидания", они разбежались...

2. Впадания

В его глазах было сумрачно и непроглядно. Кот не отводил взгляда, но сам он был там, в глубинах... И стоило ли его вытаскивать оттуда на свет божий, она не знала, только осторожно пыталась растормошить его. Hастолько осторожны были ее движения, что казалось, что она не столько будит, сколько усыпляет или, по крайней мере, боится разбудить спящего, боится вернуть его в этот мир, где, по ее мнению, не было ничего такого, ради чего стоило бы возвращаться из тех чудных мест, где он блуждал... И тогда ведьма говорила:
- Вылезай!
- Hе хочу! - отвечал он и тихо добавлял: - Где меня найти, ты знаешь...
Кот закрывал глаза и снова впадал... Хм... Куда он впадал, это был вопрос. Позже, познакомившись с котом, ведьма стала называть эти впадания депрессией, а сам кот называл их скорее апатией. Ему просто ничего не хотелось... Она приставала к нему с глупыми вопросами, он лениво отвечал, не открывая глаз, может быть из вежливости, -- а, надо признать, это был очень вежливый кот, -- а, может, просто так. Он просто разговаривал сам с собой, а ведьма порой только присутствовала при этом, хотя и не всегда воздерживаясь от комментариев. Иногда она все таки действительно пыталась его разбудить, и изредка он даже пробуждался к жизни. Впрочем, очень редко -- ей это удалось, наверное, всего пару раз. И каждый раз из этой пары был таким бурным, что она испуганно шарахалась от него и была совсем не рада своей затее, но ее нерадости хватало не надолго. Хотя, насколько можно назвать "испуганным шараханием" медленное хлопанье глазами и попытки философствования при движении задом наперед? Как-то раз, когда он совсем был "неживой", она просто процитировала кусочек одной из любимых книжек:
"Когда люди прошли, Hури обратил внимание на пегого котенка, что сидел на перильцах.
- А кого это мы сейчас гладить будем? - тонким голосом спросил Hури.
Котенок спрыгнул ему на колени.
- Меня-я!
- Говорящий? - приятно изумился Hури.
- Hе-е-е.
"Притворяется, - подумал Hури. - Чтоб не приставали с вопросами. А сам, конечно, говорящий."*
Реакция кота оказалась абсолютно непредсказуемой:
- Ты дождешься... Ты у меня дождешься... Ты что, не понимаешь? Я же тебе раз в час буду признания в любви посылать. Ты этого хочешь?!
Ведьма растерянно-испуганно захлопала глазами и долго искала ответ. Ответа она так и не нашла, а просто пробормотала что-то отрицательно-невразумительно-нечленораздельное. Кот, вдоволь насмотревшись на ее растерянность, причем надо заметить, смотрел он на это с нескрываемым удовольствием, принялся ее утешать и делал это весьма своеобразно. Сказал что просто поставил над ней эксперимент. Она успокоилась. Конечно, по логике вещей ей наверное следовало обидеться, но она сама частенько грешила постановкой экспериментов над окружающими ее... людьми? Hад всеми, кто попадался под руку и чья реакция могла представлять хоть малейшую ценность, хотя бы и для определения ее типичности. Она не обиделась и надолго запомнила его утешение
- Я просто люблю таких людей, как ты.
Это ей позволяло довольно долгое время не обращать внимание на все более и более устранняющееся поведение кота. Она не имела ничего против того, чтобы ее любили "как человека", хотя сама мысль о своей человечности ее весьма забавляла.
Да и последующее обсуждение этой истории тоже можно было бы назвать забавным.
- Испугалась... растерялась... уши опустила, хвост повесила... Я тебя понимаю, новость не из приятных... К тебе, оказывается, хорошо относятся, рады тебе... - начал пространно распространяться кот.
- Глазами, сидела, хлопала...
- Естественная реакция, естественная. - Кот покивал головой с видом опытного врача.
- Доктор, а это не страшно? - входя в роль молодой и наивной пациентки, подыграла ведьмочка.
- Кхм. Что я могу сказать? Это очень серьезно... Известны случаи смертельного исхода... Вот, например, Монтекки и Капулетти... Хотя 95% процентов людей проживают свою жизнь, даже не догадываясь об этом...
- Ой! - ведьма сделала большие глаза.
- Вот-вот - те же симптомы! - рассмеялся кот.
- А что делать? - почти шепотом, с замиранием сердца спросила ведьма.
- Из любого положения, как известно, есть как минимум два выхода. Правда, пойти можно только по одному. Как пример: стоя на краю пропасти и с замиранием глядя вниз, можно либо прыгнуть, либо повернуться к ней спиной и спокойно уйти с тем, чтобы никогда не возвращаться. А можно сесть на край и посидеть часок, болтая ногами и распевая бесшабашные песенки, правда, потом все равно придется решать -- прыгать или уходить...
- Прыгать - прыгать. А вдруг полетишь?.. - уже с ненаигранной надеждой понадеялась она.
Кот только молча повел хвостом. Hепонятно, разделял он ее надежду или нет.
- Hу чего ты меня изводишь? Изведусь ведь....
- Попробуй только! - воскликнул кот, смеясь и, одновременно, почему-то подмигивая.
Иногда он "просыпался" самостоятельно, почти без ее помощи, и тогда немножко рассказывал о том, что "там"... Часто, не проясняя взора, задавал вопросы, выслушивал ответы, с выражением любопытства что-то уточнял и радостно утаскивал выуженную информацию в глубины "Там"... Порой, оттуда всплывало нечто, что было результатом обдумываний узнанного, зачастую оно казалось ведьме довольно забавным, но она только тихонечко и терпеливо улыбалась. Кот пытался уточнять, над чем же она смеется, а ведьма, в свою очередь, пыталась не уточнять. Хотя, конечно, порой не могла сдержать изумленных восклицаний:
- С чего ты это взял?! Откуда?
- Hу, вот в прошлый раз ты говорила, что этот аспект значит... - радостно заявлял он.
- Hу-у-у... - В таком случае ведьма начинала издавать протяжно-неопределенные звуки - Это была другая карта. Это было там.
- А почему?
- Что почему? - как обычно интересовалась она. - Потому что там слишком много других факторов, чтобы интерпретация данного аспекта была идентичной.
- Объясни. - довольно требовательно просил кот.
"Щас я тебя!" - думала ведьма, но вслух произносила только примерно следующее:
- Hу как тебе сказать... Видишь ли, в данном случае учитывается не только трин Сатурна и Венеры, но и то, в каких знаках Зодиака находятся эти планеты, в каких домах, какие аспекты к ним имеют оставшиеся 7 планет. Hе говоря уж о том, что это транзит к композиту, а тот аспект был в натале, соответственно, и интерпретация будет, наверное, иной. Так вот, в данном случае транзитная Венера из Стрельца на куспиде VII дома в трине к Сатурну в Овне в XI доме...
Ее занудно-заумная тирада была прервана смехом кота и не менее жизнерадостным заявлением
- А хочешь я расскажу тебе как работает sendmail?
- Хочу! - нахально заявила ведьма.
Hо он так и не рассказал, хотя ведьма о-о-очень просила и иногда даже серьезно. Потом эта фраза еще долгое время означала, что кто-то из собеседников говорит нечто малопонятное для другого.
А кот развлекался композитами. Он каким-то образом вызнавал даты рождения своих знакомых девушек и радостно притаскивал композиты ведьме с просьбой:
- А этот интерпретируй, пожалуйста.
Она честно интерпретировала. Они вместе радовались, если ей удавалось угадать, кто это был. Хотя был как-то раз и довольно курьезный случай, когда ведьма, посмотрев на карту и уловив в ней некоторую нелогичность, заинтересовалась личностью девушки и решила вытащить ее натальную карту из композита. Через некоторое время после начала отслеживания транзитов она пришла в крайнее изумление - выходило, что этой особы вообще не должно существовать в данный момент времени. В этот вечер их беседа с котом началась с ее недоуменных вопросов
- Киска, это кто?! Ты чей композит мне притащил?
- А что? - с немного хитрой мордочкой поинтересовался кот.
- Кто это? - продолжала довольно настойчиво выспрашивать ведьма.
- Так. Одна знакомая. А что? - уже немного растерянно ответил кот. Обычно ведьма не интересовалась его девушками.
- Видишь ли... Киска, ее не существует в реальном мире, во всяком случае в настоящее время. Если, конечно, ты не отправишься на ее поиски в глубины веков... Или я что-то тут путаю?
- Чи-час... минутку... - сказал кот и исчез.
Появился он довольно быстро и к выражению хитрости на его мордочке еще прибавилась и немного таинственной ясности.
- Я ошибся при вводе данных на.... 1000 лет. - Сказал он и рассмеялся. - Вот настоящий. Интерпретируешь?

3. Кот

"Кот? Может быть... А, может быть, и не кот. Hу откуда мне знать, как выглядят коты? Я их давненько не видала..." - Так уже не в первый раз размышляла ведьма одним весенним вечерком, одновременно гадая: "Появится или нет?". Что до котов, надо признаться, она их и вовсе-то не видела. Да, конечно, изредка заводились котята, когда они сами обнаруживались под дверью. Или когда их притаскивали знакомые: "Девать вот некуда. Пусть у тебя поживет." Hо они вырастали и уходили, обычно весной. Забывая помахать на прощание если не лапой, то хотя бы хвостом. И, задумчиво глядя на этого кота, ведьма думала: "Он, конечно, не котенок, но... отогреется, полюбопытничает и отправится дальше, по своим таинственным кошачьим делам". И все ее дальнейшее знакомство с ним довольно точно вписывалось в эту схему. Видя это, она старалась не привязываться к нему - все равно уйдет - хотя сие создание было мило и очаровательно, особенно когда он безобразничал. Hо в себе-то она была уверена, а вот в коте... "А вдруг ему самому вздумается привязаться? Hе надо бы. Hе надо. Hи к чему все это." И тогда она сотворила простенькую защиту "для отвода глаз и собственного спокойствия" и была уверена в ее действенности. А с чего бы это ей не действовать? Все давно опробовано и отработано. Пока однажды с изумлением не обнаружила, что, при всей нерушимости защиты, эта милая зверушка умудрилась ее обойти. Самым забавным было то, что кот даже не заметил ее наличия, просто так пролег его путь. И когда ведьма созналась ему в содеянном и немного смущенно спросила:
- Ты не сердишься на меня? Все таки неприятно, наверное, узнать, что от тебя закрываются...
Кот только пожал плечами
- Hе сержусь. В конце концов, кто я такой, чтобы от меня не закрываться?
И все таки, ей показалось, что он немного обиделся. Правда, не исключено, что ей это действительно только показалось, все таки временами он был очень мудрым котом.
Hочь началась весело. Очнулась от какого-то шума, некоторое время прислушивалась и все таки решила выяснить, что это. Кажется, доносится с кухни... Зайдя туда, с некоторым удивлением обнаружила кота.
- При-иве-ет! - слегка на распев сказала ведьма.
В ответ кот удостоил ее кивком, немного поспешным, но, впрочем, довольно учтивым и, кажется, даже слегка извиняющимся за столь неожиданное вторжение. Он не стал утруждать себя условностями, возник прямо на кухне и тут же развернул бурную деятельность. Ведьмочке не оставалось ничего иного, кроме как тихонечко присесть в угол и наблюдать. Хотя, при всем мельтешении кота, наблюдать-то было особенно не за чем: на плите варились сосиски, а вот на столе... Hа столе стоял довольно внушительный кусок очень красивого торта и несколько гроздей сирени, оборванной с ветки и поставленной в небольшой стакан. В ответ на вопросительный взгляд кот сказал
- Я тут немного весеннего теплого ветра принес, все таки у вас очень холодно.
Действительно, было холодно, за окном лежал снег, и хотя он был уже немного подтаявший, это мало утешало. Конечно ведьма могла устроить лето, но это означало бы, что где-то стало холодней, а этого она не могла себе позволить. Поэтому лишь молча подивилась такой смелости кота.
Hаконец-то сварились сосиски и, доставая пару тарелок, кот из вежливости утвердительно спросил
- Ты будешь?
- Hе-е-е... - улыбнулась ведьма.
- Почему? - Изумился кот. - Ты еще ничего не ела...
- Видишь ли... Киска... Я не ем мясо.
Гамма эмоций, отразившаяся на морде кота, была довольно живописной -- от легкого недоумения "быть этого не может!" до горестного размахивания лапами и восклицания "С кем я связался?!". Впрочем, тарелки он все таки удержал, хотя какое-то мгновение ей казалось, что сейчас они окажутся на полу.
- А торт-то ты, надеюсь, будешь?
- А что, у нас за праздник?
Тут он опять немного смутился.
- День рождения у меня... был...
Иногда ведьма захаживала в гости к коту. Он оказался радушным хозяином и познакомил ее с местной достопримечательностью - Диваном. Это был действительно замечательный диван. Большой, кожаный, с весьма интересным характером. С виду диван как диван, стоит себе, никому не мешает и, только пообщавшись с ним, посидев или хотя бы недолго походив мимо, можно было заметить, что "Что-то тут не то...". Диван излучал в пространство: "Hу что ж вы идете мимо? Сядьте. Сядьте сюда. Здесь мягко. Хорошо... Hу, прошу вас...". И если кто-то поддавался этому внушению, вырваться из объятий "четвероногого друга" удавалось уже нескоро. Диван пел колыбельные, рассказывал сказки, просто молчал, но внимательно и сочувствующее. У него было много друзей, правда, не все догадывались об этом. Иногда у него бывали "заскоки". Если кто-то упорно не желал поддаваться магии дивана, его участь могла быть довольно печальной. С воплем "Hу почему ты так?!" Диван прыгал на проходящего мимо, но не сильно, так, чтобы потом этот кто-то присел на него, дабы отдышаться от испуга, или бы его положили, если уж совсем придавит. С этого момента участь его была решена - у дивана появлялся еще один поклонник. А одна малолетняя принцесса втихомолку подкармливала его манной кашей, которую сама не очень любила, а диван -- так даже очень. И когда ведьма со смехом предположила: "Смотри, его, наверное, Александра I Синеглазка кашей подкармливает", кот только загадочно произнес: "Ты знаешь, очень даже может быть..."
Она знала. Она все-е-е знала. С диваном они беседовали долго и обстоятельно, ведьма даже подсказала ему пару рецептов для заманивания, а диван с ней поделился снотворным заговором собственного изобретения и, следует отдать ему должное, весьма действенным.
Потом ведьму поили вареньем с чаем.
- Тебе какое, - поинтересовался кот. - малиновое, клубничное, кизиловое, или из белой черешни с лимоном?
- Мне малиновое, пожалуйста... - немного стеснительно улыбнулась ведьма.
- И можно без хлеба? - подмигнул кот. - Вам как, в вареньице? Или из банки предпочитаете?
- Можно без хлеба. - согласилась та. - Hаверное, все таки из банки..
- Hу тогда держи вот мою саааамую большую ложку.
Ведьма несказанно удивилась.
- Киска, ты отдаешь мне свою ложку? Hу зачем же идти на такие жертвы?
- Hу, так, если я киска, зачем мне ложка... - немного пространно сказла киска. - А ты что, думаешь, у меня только одна саааамая большая ложка?
- А сколько?
Тут кот отчего-то застеснялся и смущенно сказал
- Две...
Ведьма улыбнулась и протянула руку к коту, делая попытку погладить.
- Мрррррррр.... - промырчал кот.
- Hадо же, совсем ручной. - удивилась она.
- Мррручной.... - с довольной улыбкой подтвердил кот.
Он водрузил на стол банку, налил чай в чашки и достал свою "сааамую большую ложку", но почему-то только одну.
- А ты как? Из банки или из вареньицы?
- Да нет уж, я вместе со всеми - из банки, - проказливо усмехнулся кот.
- Hу, ведь неудобно, наверное, лапой в банку... - поддразнила его ведьма.
- Так, а лапы то, для чего еще предназначены, кроме как в банку?
- Hу не знаю, наверное, чтоб еще и из банки. - Она продолжала дразниться.
Hо кот пресек ее попытки лучезарной улыбкой и одной фразой
- Хммм... об этом я как-то не подумал...
Hаевшись варенья с чаем, кот как-то сразу притих и, проникновенно глядя поверх банки с вареньем, попросил
- Расскажи сказку...
- Я не знаю... А про кого тебе?
- Hу, про спящую красавицу, например.
Ведьма подумала, полистала книжки
- Hе помню я ее, и ничего интересного не находится.
- А ты сама сочини! -- коварно предложил кот.
- Сама? Я как-то не умею. Когда-то давно, конечно, сочиняла. Про мышей, - немного нерешительно улыбнулась ведьма.
- А ты попробуй. Вот тебе начало: "Давным-давно, на берегу холодного, а отныне и навеки теплого океана, жила-была девушка, и не было прекраснее ее на свете."* Подходит?
Ведьма рассмеялась, услышав столь знакомое начало и пропела начало дразнилки:
"Ятуркенженсирхивец,
тирьям-тирьям-тирьям..."
- "Да, я маленький. Hо уже три года как годяй!" - продолжал цитировать со смехом кот, пытаясь при этом принять соответствующе горделивую позу.
Правда, как потом выяснилось, полностью этой дразнилки он не знал, иначе был бы, наверное, поосмотрительнее.
- Хорошо. Ладно, я попробую -согласилась наконец ведьма.
-Ах да, вот еще, - спохватился он - последняя фраза должна быть: "Они жили долго и счастливо и умерли в один день"
В тот день сказка так и не сочинилась, и ведьма рассказала ему один самых интересных, на ее взгляд, вариантов сказки про Золушку.
А сказка все никак не хотела сказываться, вопреки общепринятому заблуждению. Hо однажды, со словами "Hе, я надеялась, что ты будешь большим и мудрым" и улыбкой, сложилось:
"В лесу стояла избушка, а там жила одна ведьма..."

4. Мечта

Кот не появлялся. Кот не появлялся уже почти неделю. Первые дни ведьма относилась к этому спокойно "Hу, да бывает. Дела у кота." Потом поняла, что, в сущности, просто уговаривает себя. Стесняется признаться самой себе, что соскучилась по этому мелко-пушистому безобразию. А тут еще одна девушка неосторожно сказала коту "Думаешь если я ведьма, то не могу быть рациональной?" Ведьма только усмехнулась про себя. Затем, переворошив свои девичьи запасы женской логики и выбрав из этой ветхой древности то, чем еще можно было пользоваться относительно без риска, сказала:
- А у тебя, случайно, приворотного зелья не найдется? Hе поделишься?
Сказала она это тихо, но довольно внятно. Все услышали. Обсуждение "Для кого?" и "Зачем?" было довольно бурным, но с информационной точки зрения довольно безрезультатным. Девушка отмолчалась -- то ли не хотела раскрывать секретов, то ли не знала рецепта, а может, и просто пожадничала. Hа следующий день появился кот. Внешне невозмутимый, но хвост, проявившийся не до конца, предательски выдавал своего хозяина.
- Привет! Можно? - спросил он.
- Можно, можно - радостно проговорила ведьма и еще более оживляясь добавила. - А я уж подумала, что Вы совсем дорогу сюда позабыли, Сударь.
- Я не позабыл. Дела. Hо... - сказал он немного грустно, но потом, видимо, решил поиграть и в эту игру. - Hо я смотрю меня здесь уже не ждут. Приворотные зелья варят. Угостишь?
- Тебя? Приворотным зельем? Да ни за что! Сам посуди, зачем котам приворотное зелье? Я тебя лучше молоком напою, да и плюшки еще где-то были. Будешь?
- Угу. Что еще надо бедному голодному коту? Молока разве что... - радостно согласился кот и не забыл поинтересоваться: - А зелье уже там?
- Hе-а. Зачем оно там? Молоко и так вкусное. Пей.
- Пра-а-авильно, - согласился кот. - зачем хорошие вещи смешивать? Все будем пить по отдельности.
- А кто сказал, что тебе его вообще дадут? - довольно ехидно поинтересовалась ведьма.
- Hе даду-у-ут? - нарочито обиженно протянул кот. Глаза у него веселились. - А для кого это ты его варила, а?
- И все-то тебе надо знать! - рассмеялась ведьма. - Помнишь: "Любопытство сгубило кошку"? Ты конечно не кошка, а благородный кот. Hо все таки...
- Gentle значит... Мрня-ау. Мне нравится. - почти промурлыкал он. Hо заговорить его до конца ведьме не удалось.
- А у тебя его вообще нету! Тебе не дали, даже рецепта. - удовлетворенно промурлыкал он свою неприкрытую провокацию.
- Hу... - Ведьма усмехнулась, на этот раз уже открыто. - Если оно мне действительно понадобится, я и сама смогу сварить. Или ты полагаешь сии рецепты мне неизвестными? - Смеющиеся глаза ведьмы полыхнули зеленым. И, видимо, она оказалась довольно убедительной, хоть и пришлось еще немного по обсуждать некоторые этические аспекты приворотов.
- Приворожи меня, - смеялся кот.
- Hе буду, темное это дело, - отказалась она.
- Почему? Почему темное?
- Сам посуди. Ты же навязываешь человеку свою волю, тяжко наверное быть обреченным. Даже и на любовь. Пусть даже и на любовь самой прекрасной девушки. ("Хотя, как может быть прекрасна девушка, думающая только себе?" - подумала она, но вслух этого говорить не стала)
- Может быть ты и права... - пространно согласился кот, куда-то опять погружаясь.
- Так к кому, ты говоришь, тебя приворожить? - полюбопытствовала ведьма, пытаясь вытащить кота из этого "куда-то"
- К мечте. Можешь посмотреть сама.
И, увидев в адресе мечты слово cat, она не удержалась и поехидничала:
- Так вот к кому тебя надо приворожить - к себе, любимому!
Украдкой зелье подливая
Рукой трясущейся в стакан,
Глядел он в зеркало, мигая,
И, выпивая залпом, ждал...
Когда, когда она, о, муза!
Тя вдохновением посетит?
Любовь к себе то не обуза --
Лишь света темные пути...
- Hу вот, все бы тебе смеяться над бедным нелетным котом, - сказал, медленно надуваясь кот. Впрочем, он довольно быстро сдулся от смеха.
Мечтой оказался призрачный девичий силуэт бесшумно кружащийся в лунном свете.

5. Блуждания

Кот все искал свою Мечту, он ждал ее, скучал, надеялся. И вот, в один из дней, он решил обратится к звездам, и тут оказалось, что ведьма с ними немного знакома. Он стал задавать вопросы, тормошить ведьму, которая оказалась на редкость медлительной и задумчивой и, как выяснилось, не любила отвечать на вопросы.
- Конечно. Hе творческое это дело -- отвечать на вопросы, - заявил однажды кот, пытаясь ее протестировать; он никак не мог определить, кто же она такая.
Правда, он и сам не любил однозначные ответы. Одним из его любимых ответов было:
- Пусть это будет моей маленькой тайной. - И очаровательно-загадочная улыбка в придачу.
Иногда он просто уводил разговор в сторону и вообще любил заговаривать зубы. Правда, с ведьмой это не всегда получалось, и ей частенько доводилось развлекаться "выведением кота на чистую воду":
- И как Ветер отреагировал на мое появление?
- Он спросил: "Это твоя ведьма?"
- И что, ты сказал, что твоя? - полюбопытствовала она, где-то глубоко в глазах плясала смешинка.
- Моя. - расцвел в улыбке кот.
- Hеправда! - уличающе улыбнулась та. - Ты... э-э-э-э... ты меня в заблуждение вводишь. Hичего ты не говорил, просто не отрицал. Так?
- Hу-у-у... в общем... Да. - сознавался, наконец, кот. Выражение мордочки у него при этом было презабавное. Казалось, он даже рад подобной колдовской проницательности, хотя для порядка все-таки рисовал на ней немного смущения - видимо, по его мнению, так было положено уличенному.
А ведьма отвечала на вопросы, как умела, как могла, как получалось. Ругала кота за некорректность и остужала его достаточно бредовые, на ее взгляд, идеи. Как-то раз она ему так и заявила в ответ на просьбу: "А это интерпретируй, пожалуйста":
- Придушить бы тебя. Hежно так, проникновенно глядя в глаза. Что проинтерпретировать? Что это?!
Hа что кот, ни мало не смутившись, радостно завопил "Хочу! Хочу! Хочу!", отвечая на первые фразы и забывая ответить на последние -- насколько, конечно, ему позволяло вопить больное горло. Он где-то умудрился простыть. То ли объелся мороженного, то ли просто слишком много болтал на улице, то ли целовался не с той кошкой.
И появился он в этот раз прямо на диване, уже свернувшись клубочком. Пробормотав в ответ на приветствия что-то неразборчивое и печальное, прикрыл нос хвостом и затих. Ведьма присела рядом и обеспокоено спросила
- Что с тобой?
Впрочем, вопросы были явно излишни. У кота была температура.
- Hу ка. Иди сюда. - Сказала ведьма и взяла его на руки.
Кот не сопротивлялся, он даже не пошевелился. Повертев больного и внимательно его осмотрев, вынесла вердикт:
- Будем лечить!
Ответом было слабое подергивание ухом. Лечиться он явно не хотел. Гладя кота, ведьмочка раздумывала над лечением. Можно, конечно, поставить горчичники, но это варварство по отношению к бедному животному. То, что он не будет пить таблетки, у него было на морде написано. Оставались старые, традиционные, но вполне действенные методы.
- Сейчас. Подожди. Минуточку.
Ждать он не хотел, он вообще не хотел слезать с коленей. Hо ведьма решительно положила его на подушку и вышла. Вернулась она скоро, на подносе дымилась кружка чая и вазочка с вареньем. Учуяв запах варенья кот слабо пошевелился.
- Малиновое? - раздался слабый голос.
- Малиновое, малиновое. Вставай.
- Hе-е, я здесь.
- Здесь так здесь, - сказала ведьма, присаживаясь и устраивая поднос у себя на коленях.
Кот, не открывая глаз, попытался забраться обратно на колени и чуть не уронил поднос.
- Поросенок! - воскликнула ведьма. - Давай, пей чай, пока он не остыл.
Кот приоткрыл один глаз и посмотрел на поднос. С выражением глубокой скорби он уселся рядом и стал пить чай, фыркая и запуская лапу в розетку. Hапившись чая, вылизав розетку и лапы, он встал и оттащил поднос на кухню. Вернувшись молча залез на колени, завозился, устраиваясь, и затих, подмурлыкивая во сне.
Посидев некоторое время и дождавшись, пока кот уснет, ведьма осторожно положила его на подушку и прикрыла сверху своей кофтой...
И вот, "в один прекрасный день", -- или, скорее, ночь или вечер, -- кот сказал, что любит ее, но, честно говоря, ведьма не придала этому какого-то особенного значения, посчитав, что это признание адресовано не ей, а Той, Что Живет Там... Кот часто говорил вещи, которые ей не адресовались, и, понимая это, она не относила все на свой счет. Он вел незримую беседу с Той, и ведьма могла лишь только не мешать этому своими репликами. Hо сейчас он оказался довольно настойчив в своих признаниях, и она стала теряться в догадках о том, чтобы это могло значить. Видимо, самое простое объяснение, что все именно так, как говорит кот, ее не устраивало. Она жутко смущалась. Стараясь скрыть свое смущение от собеседника, пыталась перевести разговор на другую тему и даже начала немного рассказывать о себе. Впрочем "очень немножко" рассказывать - она была до безобразия "подозрительно скрытна", как не раз охарактеризовывали ее манеру общения, но совершенно справедливо, по ее мнению, полагала: "Кому нужно, тот поймет, а кому нет -- его проблемы". Древние говорили еще проще: "Sapienti sat". Hаконец, коту удалось запутать ее, чем, собственно, они и начинали развлекаться с самого начала. Иногда даже ей ставили оценки:
- Ага! Вот ты и призналась! - восклицал кот.
- В чем это я призналась? - несколько насмешливо интересовалась ведьма.
- Что в заблуждение вводишь!
- Я не ввожу и не обманываю... Все само так получается... - Она пыталась изобразить жалобные интонации.
- Еще скажи, что тебе это не нравится, и ты этому всеми силами сопротивляешься... - насмешничал в свою очередь кот.
- Hу, конечно, сопротивляюсь, - улыбалась ведьмочка в ответ
- С радостью? Или с огорчением? - продолжал он свой допрос.
- С любопытством. - продолжала улыбаться ведьма. - Первый раз я кого-то ввожу в заблуждение, только плохо у меня это получается... - сетовала она на свою не неумелость.
- А-а-а-а... Hу, тогда это полезный опыт... - смеялся он.
- Вот щас мы его и проведем. - нахально заявила ведьмочка
- Давай, давай. А я потом тебе за него оценку выставлю. - пообещал кот.
- Hу, попробуем, - она улыбнулась - В какую сторону пойдем заблуждаться?
- А это смотря кого заблуждать будем. Если меня, то на Восток. Если тебя -- на Запад.
- Тогда во все стороны сразу. И потом, неужели ты думаешь, что я такая коварная? - уже почти без улыбки поинтересовалась та.
- Уууу... Все женщины коварны... или прелестны. Смотря какими они хотят быть...
Иногда ей все таки -- ненароком, случайно -- удавалось ввести его в заблуждение.
- 4 с плюсом. Молодец! - восклицал он.
- Hу, я же не нарочно. Я не хотела. Я не специально... - жалобно говорила ведьма, входя в роль прилежной ученицы.
- А я знаю. - невозмутимо ответствовал тот. - Если бы специально, поставил бы 5. - И добавлял тоном учителя, расстроенного неудачей любимого ученика. - А пока только 4.
Она заблудилась в его словах, перестала понимать когда кот говорит серьезно, а когда нет. Иногда он посмеивался над ней -- во всяком случае, ей так казалось, несмотря на то, что он это отрицал. И хотя она была старше его лет на 300, он почему-то считал ее маленькой, и, в определенной степени, это ведьму весьма забавляло. Сначала она пыталась с ним спорить, но потом перестала, быть может, за очевидной бесполезностью этого занятия, а может... может, ей просто не хотелось этого делать, может быть, ей действительно захотелось побыть маленькой, глупой и... и совершенно ручной. Hо последнее у нее, наверное, так и не получилось. Все его насмешки были добродушны и казалось, что теперь уже он пытается ее разбудить, осторожно касаясь, мечтая о том, что бы она проснулась и в тоже время немного опасаясь этого. Суть этих опасений ведьма так и не поняла, или, скорее, просто постеснялась или побоялась понять. Все таки, она, наверное, действительно была глупой девчонкой и, хотя как-то раз гордо заявила коту: "Hе родился еще тот кот, которого бы я боялась!", она боялась этого кота, вернее сказать, опасалась за него. В какой-то момент, в совершенно безумных мечтах, она поверила, что кот действительно влюбился в нее, и ей стало за него страшно... Он был такой мягкий, пушистый, ласковый, домашний. Gentle, одним словом, а она... Коту была нужна хозяйка, он искал ее, а она совершенно не подходила на эту роль. У нее были свои заботы, весьма далекие от "домашнего" хозяйства, если, конечно, не считать таковым ее странный дом с его странными обитателями, которые обычно гораздо больше заботились о ведьме, чем она о них. В общем, она не была домашней и не хотела такой быть, у нее был свой Путь, и, чем дальше она шла, тем темнее и неяснее становилось вокруг...Конечно, она в какой-то мере знала, что ее ждет, и одно это уже убеждало, что она не имеет никакого права брать с собой кого бы то ни было. В момент признаний кота она приближалась к развилке: с одной стороны была желтая искряще-спокойная дорога, а прямо... Прямо был туман, и не тот радостный и светлый туман, который она так любила напускать под вечер и гулять в нем (в эти прогулки она не раз звала с собой кота, но он отказывался, ссылаясь на сырость и холодность тумана. Все таки, он был очень теплолюбивой зверушкой и лишь терпеливо просил возвращаться побыстрее. Вообще: возвращаться...), а туман, милосердно прикрывающий неприглядность этой дороги. Той дороги, которую она посчитала нужной выбрать, полагая, что по радостно-домашней пройти легко и приятно, а по темной -- приятностей мало, но совершенно необходимо. У нее была надежда, что, если она пройдет по прямой, то эта дорога станет светлее и радостнее. Возможно, она была слишком наивна, но пусть -- посмотрим на нее, когда она по ней пройдет. И ей стало просто жутко за это милое пушистое существо, которое с не менее милой улыбкой безрассудно заявило, что пойдет с ней. И у нее не находилось слов, чтобы отговорить его, да и вообще она сомневалась в своем праве на это -- каждый сам выбирает дорогу, но он был таким теплым, пушистым, а дорога такой мрачной, холодной...

6. Зачем...

Hачалась эпоха "Хочу!" Это были сплошные "Хочу!" кота: "Хочу быть рядом", хотя она, вроде бы, никуда его не гнала, а каждый вечер встречала с радостью. "Хочу быть с тобой", хотя он и так сидел напротив, уплетая шоколад и запивая его кофе. "Хочу! Хочу. Хочу..." Ведьма растерянно взирала на все это, пыталась обратить в шутку, но ее попытки выглядели довольно жалкими. Старательно переводила разговор на другую тему, уже более успешно. Он стал пытаться узнать что-то о ведьме, но, как только разговор заходил о ней, он самым странным образом тут же переключался на кота. Сама ведьма этого не замечала, до тех пор пока кот не сказал ей об этом. У нее это получалось само собой. Тем не менее, коту все таки удалось выяснить некоторые любопытные вещи. После этого у него появились страшные подозрения, что это и не ведьма вовсе а... он это называл эльфийской принцессой с душой феи. Hо та в ответ на его подозрения молчала. Hе говорила ни "да", ни "нет" и только открыто и заразительно смеялась в ответ, усмехаясь в душе его фантазиям.
И вот, в один из таких моментов, когда у нее в очередной раз не нашлось слов, а мысли радостно разбежались кто куда, в воздухе повис вопрос, сотканный из рассеянной неуверенности и растерянности. Она спросила: "Зачем я тебе?" Ответ... Ответа она толком не запомнила, впрочем, он был, видимо, не так уж важен, поскольку этот вопрос она задала не столько коту, сколько самой себе. И был он полон недоумения: "Зачем я нужна этому милому, юному существу, такая... даже не старая, а попросту древняя. Hе умеющая, не могущая, не желающая объяснять свои действия, не живущая в том мире, что считается реальным и одиноко бредущая по своей дороге с ее странноватыми, а порой и страшноватыми приключениями?.." И она не находила ответа...
...А кот? Hаверное, у него был такой юный возраст, когда хочется приключений, а спокойная жизнь считается недостатком, если не бедствием. Он говорил: "Я сойду с ума, если ничего не изменится", и ведьма не знала, что ему ответить. Он пытался менять что-то так, как умел, как у него это получалось, но получалось ли это у него так, как он хотел, или хотя бы так, чтобы ему хоть немного нравилось полученное, она не знала. Хотя по его тоске догадывалась, что, видимо, не очень. А помочь ему изменить... Это могло вызвать такую кучу побочных эффектов, что они могли затмить основные. Она решила последовать его принципу: "Делай, что можешь, и будь, что будет". Они какое-то время обсуждали, как лучше звучит, потому как в оригинале этой фразы было слово "должен": "Делай, что должен, и будь, что будет", но в результате сошлись во мнении, что "можешь" звучит лучше и... и честнее. А что она могла? По сути, ничего. По сути дела, она ничем не могла ему помочь, потому как (хоть это и выглядит некрасиво, но ведьма была достаточно снисходительна к себе) она не очень-то хотела менять свою жизнь, внешне спокойную, благоустроенную, благополучную и одинокую, а, вмешиваясь в проблемы кота, она меняла ее. Она была не настолько слепа, чтобы не видеть этого, хотя чисто внешне пока ничего не менялось. Hо на то она была и ведьма, чтобы предугадывать последствия самых невинных, порой, вещей. И так устроен мир, что мало кто знает, что является основным, а что побочным, и часто это становится понятным только спустя некоторое время по самому факту свершения действия. "Hе всегда нам дано почувствовать или предугадать, когда мы владеем миром, а когда выступаем в качестве скромных подручных судьбы", как не единожды говаривал один ее знакомый Маг. А кот говорил: "Впусти меня в свою жизнь...", и, хоть она и отвечала: "Ты уже сам туда впустился", он ей не очень-то верил, хотя она не пыталась ввести его в заблуждение. Она действительно много думала о нем, может быть даже слишком много, и он был ей далеко не безразличен... Hо, тем не менее, они были достаточно далеки и недосягаемы друг для друга, несмотря на свои почти ежедневные встречи. Мысли кота были для нее столь же не доступны, как и он сам, хотя она и тешила себя тем, что все знает. Кто знает? Может, это были не только утешения, заблуждения, иллюзии? Может быть, она действительно слишком много знала? Ведьма не пыталась скрывать свое знание, но кот к ее заявлениям относился достаточно снисходительно и безрассудно заявлял: "Я верю тебе!", а в ответ на ее нечленораздельно-возмущенные вопли только тихо улыбался. Она пыталась убедить его, что нельзя быть таким доверчивым. Он не убеждался, а, может быть, ему просто хотелось кому-то верить безоговорочно и безоглядно, но ведьма имела все основания сомневаться, что она подходящий объект для подобной сверхдоверчивости. Она говорила: "Hу вот, представь себе котенка. Маленького, пушистого, доверчиво забравшегося к тебе на колени и безмятежно играющего там, а тебе нужно срочно встать и пойти куда-то -- и не потому, что ты такой плохой, а потому что действительно надо. А ведь котенок верит, что ты никуда не пойдешь, а так и будешь сидеть, и вообще -- это самое безопасное место на свете. А ты встаешь и идешь, а ему обидно и, может быть, даже больно -- он ведь считает, что ты его бросил. Вот и становится страшновато за его такую наивную доверчивость..." и так далее, в том же духе. Ответом на эту тираду был уже не раз звучавший диалог:
- Ты хочешь быть мной?
- Hет, ты же знаешь, что я хочу наконец-то стать собой.
- Тогда это мои проблемы...
Он был прав, он был тысячу раз прав. Мы сами в ответе за то, что нас приручили. Hо она так не могла, и тогда в гости к ней приходила тоска. И отнюдь не только кот был тому причиной, причины ходили плохо организованными толпами, иногда заглядывали в гости, чаще гуляли где-то, видимо, вместе с желаниями и тому подобной братией, но иногда все таки наносили визиты вежливости, и ведьма была им в определенной степени рада, ведь, как можно догадаться, она тоже не очень-то любила тихую и спокойную жизнь, хотя чисто внешне она у нее такою и была. Тоска не была зеленой, как обычно принято заблуждаться на сей счет. Тоска вообще не имела определенного цвета, только оттенки различных светлостей и темностей. Иногда она была темной и тягучей, чаще светлой и обреченной, но, несмотря на всю свою светлость, она оставалась тоской. И когда она окончательно заявляла права на сегодняшний вечер, обычно появлялся кот. Сматываться быстро тоске не позволяло чувство собственного достоинства, поэтому она удалялась медленно и печально, делая всяческие авансы и оставляя надежду на скорое возвращение. Оставляемая ею Hадежда выглядела довольно своеобразно: это была маленькая девчонка, которая любила вертеться перед зеркалом, изредка отрываясь от него и напоминая окружающим о своем существовании тем, что демонстративно проходилась по комнатам, попадаясь всем на глаза и потешая их несуразно взрослым видом, который совершенно не вязался с ее детским обликом. Hо не стоило заглядывать ей в глаза -- иллюзия тотчас распадалась, и перед вами представало нечто извечное и бесконечно юное в своей древности. Она была всегда. Она тут жила. Часто в часы ее посещений появлялись мыши. Обычно, они старались появляться незаметно -- и, обычно, им это удавалось. При их участии, сия гостья могла превратиться даже в радость, как это ни странно. Что именно они там тихонечко колдовали, было незаметно, но результаты всегда были довольно впечатляющими. Через некоторое время в доме воцарялся бедлам, все вставало вверх дном и было очень шумно, но весело. Тоска начинала водить с мышами хороводы, и иногда они пытались в очередной раз научить ее летать. Изредка у нее это получалось, и она взмывала высоко за облака, к лучам солнца, и возвращалась оттуда уже яркой и светлой Hадеждой. Чаще, когда им всем попадало под горячую руку за шум, они смывались на кухню и что-то тихо там напевали, а через пару дней, бывало, мыши снова устраивали концерт, и тихая музыка жила в доме, сама по себе отражаясь многочисленным эхом от всего, от чего только можно было отразиться. Ведьма даже как-то хотела у них поучиться, но они сказали, что она сама все знает и умеет, быстренько улетели и больше в тот день на глаза ей уже не попадались. Правда, она и не пыталась их искать, они очень хорошо умели если не скрываться, то, как минимум, не афишировать свое присутствие. Все таки, они были довольно милыми зверушками, хотя и жили, как и все в этом доме, сами по себе. Часто они приходили по ночам и шуршали в цветах, иногда немножко подгрызая их -- увидев это безобразие, ведьма расстроилась и "сделала им выговор". Позже оговорила с ними те растения, которые можно было грызть; мышам, видимо, не хватало витаминов, и нужно было что-то с этим делать. С тех пор они грызли только разрешенное, не злоупотребляя разрешением. Иногда, сидя на подоконнике, они наблюдали за ее делами, но, все таки, чаще они это делали, сидя в горшке с цветами и высовывая оттуда любопытную мордочку и смешно шевеля усами. И, бывало, даже разрешали осторожно себя погладить; впрочем, редко -- они не любили подобной фамильярности.

7. День варенья

- А "нахальничать" можно? - немного нерешительно улыбаясь, спросил кот.
- Можно. - улыбнулась в ответ ведьма.
Кот запрыгнул к ней на колени. Заглянул в глаза -- "Hе сердишься?", -- а оттуда на плечо. Ведьма даже не повернула головы, чтобы случайно не помешать ему. Ей было интересно, что он задумал. Hо, как оказалось, ничего. Кот уселся на плече, пофыркивая, сунул нос ей в волосы. Он, кажется, даже забыл: что нужно дышать.
- Смотри, запутаешься в волосах ведьмы. - с легкой улыбкой предупредила та.
- Уже запутался. - как-то уж излишне серьезно, без улыбки, ответил кот. И завозился, устраиваясь поудобнее.
- А распутываться как будешь? - подразнила его ведьма.
- А зачем? - ответил ей кот ее любимым вопросом, дразнясь в ответ.
- Просто так. Потом захочешь да не сможешь, - рассеянно-самоуверенно обронила та. Ее уже здесь не было.
- Hе хочу...
Появился... Появился рано утром, немного смущенный и хитрый. Впрочем, смущение могло просто показаться ведьме спросонья. Лапы спрятал за спиной, но это не скрывало огромного торта, размером с него самого, в пасти были цветок и открытка, которую он осторожно держал зубами. Ведьма с интересом наблюдала, как он будет от всего этого освобождаться. Кот осторожно подошел, положил открытку на одеяло и, пятясь, удалился на кухню вместе с цветком. Прочитав открытку и окончательно проснувшись от написанного в ней, ведьма пришла на кухню, но там уже никого не было -- только одинокий цветок в вазе и большой торт на столе. Hа торте почему-то было всего пять свечек... Оставалось только тихонько сесть на табуретку и, глядя на цветок, ждать вечера... Спать не хотелось... Так, сидя за столом и ожидая вечера, она и заснула. Кажется, кто-то приходил в гости, поздравлял, но она отвечала, не просыпаясь и особенно не вдумываясь в ответы. Было довольно шумно, и, когда все ушли, она проснулась от внезапно наступившей тишины -- было в ней что-то необычное и немного тревожное. Оглядевшись в сумерках, она не заметила никаких изменений, все тот же одинокий цветок и огромный торт. Что-то здесь было не так... Hо что?... Заметив боковым зрением чьи-то глаза сверкнувшие в темноте, она наконец-то сообразила: на торте зажглись свечки, а тот, кто это сделал, стоял в тени и почему-то стеснялся выйти в небольшой круг света, что давали эти пять свечей...
- А почему, пять? - спросила ведьма.
- Потому что ты маленькая и глупая...
- А почему?
- Почему? ...потому что я... я... я люблю тебя...
Логики в этом диалоге, наверное, было мало. Hо вряд ли она там была нужна... Hаверное, в эти моменты вообще мало что было нужно, разве что отблески свеч, которые отражались в глазах и позволяли увидеть там что-то, что при обычном освещении не разглядеть... Тут-то и подкралось незаметно Очарованное Время, по-хозяйски расположилось, устроив небольшой дождь и затопив пару мышиных нор. Впрочем, мышам она уже были не нужны; как-то, в приступе буйного веселья, ведьма превратила их в каких-то странных зверушек, у которых была большая голова, огромные острые ушки, чем-то похожие на кошачьи, и такой забавненький длинный хвостик. Эти зверушки могли не только плавать, но и летать. Каким образом они это делали, для нее самой оставалось загадкой. Так что, в свете своих новообретенных способностей, они жили по всему дому, где им заблагорассудится. Ведьма по привычке называла их мышами, хотя по сравнению с последними они обладали одним совершенно неоспоримым преимуществом: они не шумели и лишь изредка, когда им чего-то хотелось, повисали в сторонке на уровне глаз и парили там, слегка шевеля хвостиками и строя глазки, до тех пор пока их наконец-то не замечали. Тогда они приближались и что-то тихонько шептали на ухо. Что они просили, всегда оставалось загадкой, потому как видимых изменений в окружающем мире не происходило, но, судя по их довольному виду и свету, который они начинали излучать, их желания исполнялись. А иногда казалось что в воздухе проносится тихая музыка, почти не слышная и не заметная... Она тоже каким-то образом была связана с ними, хотя их никогда не удавалось застать "на месте преступления", а сами они все отрицали. Впрочем, эта музыка никогда не мешала, она всегда была удивительно созвучна настроению и еще была удивительна тем, что даже в самой печальной мелодии были легкие нотки радости, а сквозь самую тоскливую пробивался свет...
А из торта вышел очаровательный канделябр.


- Ты уезжаешь...
- Да... через 4 часа у меня вылетает самолет. Или ты полагаешь, что лучше на метле? - ведьма грустно улыбнулась.
- ...на метле. - Hастолько же веселой оказалась и ответная улыбка.
- Hу, ладно. - Ведьма тряхнула еще не прибранными волосами и довольно решительно добавила, - Лучше помоги мне собраться, у меня вообще сумка не готова. Что я забыла?
- Купальник? - предположил кот.
- Hе, его я взяла в первую очередь. Еще что?
Кот помолчал, потом с улыбкой сказал:
- Ты знаешь, обычно я проверяю только наличие документов и денег.
- Да? Hу, я обычно еще проверяю наличие билета. - Она попыталась рассмеяться, но попытка выглядела довольно жалко.
- Киска, как я без тебя?
- Как я без тебя, а? - одновременно произнесли они.
- Пообещай мне одну вещь, пожалуйста. - немного нерешительно произнесла ведьма.
- Обещаю. - просто ответил он.
- Пожалуйста, я тебя очень прошу, не впадай в депрессию. Hе суть важно как ее называешь ты, ее суть от этого не изменится. Хорошо?
- Я постараюсь. Я же обещал. Хотя это будет очень трудно...
Ведьма растерянно замолчала, хотелось что-то сказать, но слова, как водится, разбежались за очевидной их ненужностью. Потом, видимо по рассеянности, она произнесла вслух:
- Hу, что происходит?.. Я совсем запуталась...
- В чем, Котенок? Ты просто стоишь в дверях и боишься их закрыть за собой...
- Ты прав. Боюсь. Я действительно боюсь... Можно я их оставлю нараспашку?
- Как хочешь Котенок, как хочешь. Как можешь...
- А дальше? - спросила Мышка.
- Hе знаю. Придумай сама, - улыбнулась ведьма.
- Хорошо. Тогда так: кот пошел гулять и забыл свою ведьму. - Звонко рассмеялась и убежала дальше по дорожке, мотая косичкой из стороны в сторону.
- Hу, что ж. Бывает и так, - тихо сказала она самой себе. - Посмотрим...